Андрей Ильницкий Андрей Ильницкий
Андрей Ильницкий Андрей Ильницкий
Политические интересы Книгоиздательский бизнес Личные интересы Друзья. Ссылки Обсуждения
E-mail Андрея Ильницкого: ami@amicable.ru

 Ваше мнение 
«Живой журнал» Андрея Ильницкого
 Опрос   —› результаты
Кто будет президентом-2008? Иллюстрация…©…temasha.narod.ru
Кто будет президентом-2008?
C.Глазьев
Б.Грызлов
В.Жириновский
А.Жуков
Д.Зеленин
Г.Зюганов
С.Иванов
А.Илларионов
М.Касьянов
Д.Козак
В.Матвиенко
Д.Медведев
Б.Немцов
В.Путин
В.Потанин
Д.Рогозин
В.Рыжков
С.Собянин
А.Ткачев
Ю.Трутнев
Н.Федоров
А.Хлопонин
А.Чубайс
С.Шойгу
Г.Явлинский
В.Якунин
"Темная лошадка" от        силовиков
"Темная лошадка" от        бизнеса
"Темная лошадка" от        гос.бюрократии
"Темная лошадка" из        парт.бюрократии
"Темная лошадка" из        регионов

 Друзья-партнеры 

Партия "Единая Россия"
EdinRos.ru



MSPS.ru


Фонд "Либеральная миссия" Евгения Ясина
Liberal.ru



 Статистика 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100  eXTReMe Tracker


Internet Map
Geo Visitors Map

Valid HTML 4.01 Transitional
Политика / "Человек года - 2003" — тема программы "Свобода слова" на НТВ ]
Программа Савика Шустера "Свобода слова" на НТВ
Программа Савика Шустера "Свобода слова" на телеканале "НТВ" дата эфира - 26.12.2003
http://www.ntv.ru/programs/publicistics/svbslv/

Человек года - 2003
В студии программы "Свобода слова" обсуждается кандидатура Человека года в России.

“Свобода Слова” выбирает человека года!
Кто он?
Академик, который выиграл для России очередную Нобелевскую премию?
Режиссер, получивший главные призы европейских кинофестивалей?
Тренер, который вернул Россию в футбольную Европу?
Предприниматель, создавший самую прозрачную компанию в стране и оказавшийся в тюрьме?
Политик, радикально изменивший современную историю России?
Человек Года программы «Свобода Слова» в пятницу 26 декабря в 19:35.

Человек года - 2003. // НТВ, "Свобода слова".- 26.12.2003

(Текстовая версия программы не отредактирована,
редакция программы просит прощения за возможные ошибки и опечатки.
Спасибо за понимание).

График симпатий аудитории: http://www.ntv.ru ››

Савик Шустер. Ведущий программы "Свобода слова" на телеканале НТВ
ШУСТЕР: Добрый вечер. На канале НТВ программа «Свобода слова». В ней, как всегда, свободу слова ограничивают время и я, Савик Шустер. Это последняя программа 2003 года, и мы выбираем человека года. Естественно, это не объективное мнение, это наше мнение. Это человек года программы «Свобода слова». Мы выбрали на эту, мы выбрали пять кандидатов, которые могут стать людьми года 2003-го. Но начнем мы с лиц года. У нас в студии председатель организационного комитета национальной премии «Элита» Анна Абаносимова, и председатель жюри премии «Элита» заместитель министра печати Владимир Козлов. Вам – слово.
КОЗЛОВ: Спасибо. Добрый вечер, Савик, добрый вечер, дорогие друзья. Сюда мы прибыли с определенной миссией. Ровно неделю назад, в прошедшую пятницу, состоялся бал прессы, на котором второй раз в истории была вручена национальная премия «Элита». Основная номинация этой премии – лицо СМИ, которое вручается журналисту, чье имя наиболее полно ассоциируется с успехом средства массовой информации. Соответственно, это были представители печатных СМИ и электронных, телевидения и радио. Но на бале прессы мы смогли только вручить одному номинанту, это главному редактору «Известий» Рафу Шакирову. Двое других отсутствовали по очень уважительной причине. Один из них – главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов принимал участие в такой же программе «Свобода слова». И наконец, третий наш номинант, третий призер, это сам Савик Шустер, который ведет сегодня эту программу. В этой связи мы решили сделать исключение из правил, и вручить, организовать выездное вручение непосредственно в эфире программы «Слова». Анна Владимировна.
АБАНОСИМОВА: Я думаю, зритель нас поймет, у журналистов действительно сейчас горячее время, предновогодние съемки. А вот праздника для себя, как всегда, не хватает. И не хватает добрых слов о профессии. Вот поэтому фонд прессы и учредил премию «Элита». Во-первых, это возможность цехового журналистского общения, а, во-вторых, что я считаю, наверное, наиболее важно – это возможность подчеркнуть самоуважение и достоинство для того, чтобы его сохранить. Я желаю Вам, Савик, чтобы «Свобода слова» не иссякала. Я желаю и вам, и Рафу Шакирову и Алексею Венедиктову, чтобы ваши лица ассоциировались с успехом ваших масс-медиа. Наверное, это и есть те приметы и знаки уходящего 2003-го года, без которых нас трудно представить и невозможно понять. Я не зря цитирую Леонида Парфенова, его нам тоже не удалось добыть из предновогодней круговерти, но пользуясь вашим гостеприимством и такой возможностью, позвольте вашему коллеге тоже вручить премию «Элита», он получил гран-при и от группы компании «Конфаэль» сладкий приз. У него, наверное, много премий и призов, но, наверное, вот такой съедобный – впервые. Внесите, пожалуйста, подарки.
ШУСТЕР: Вы их сможете поставить куда-нибудь.
КОЗЛОВ: Все не поместится.
ШУСТЕР: Да, я с удовольствием это все передам Леониду Парфенову.
КОЗЛОВ: Нет, Рафик, а это, я прошу прощения, сейчас я все извлеку. А это подарок Вам на Новый год. Все-таки у нас принято 300-летие российской прессы отмечать с указа Петра Первого, поэтому сладкий шоколадный Петербург, чтобы немножечко подсластить Новый год. Спасибо вам.
ШУСТЕР: Спасибо большое. Это Парфенову, это Парфенову, это Парфенову, это Парфенову. Спасибо. Ай, все падает. Ну, ничего.
ШУСТЕР: Сам себя не похвалишь, не похвалит никто, вы ж понимаете. Да, сейчас мы начнем программу. Итак, кандидаты.
ШУСТЕР: Сам себя не похвалишь, не похвалит никто. Итак, начинаем. Кандидаты программы «Свобода слова», название «Человек года 2003» Владислав Сурков, заместитель руководителя администрации Президента России по вопросам внутренней политике. Человек, который привел к сокрушительной победе пропрезидентскую партию «Единая Россия» на парламентских выборах 7 декабря. Вот что он сказал 8 декабря. «Феноменальный провал коммунистов теперь уже окончательно доказывает нам всем, что коммунистическая партия – это прошлое России. Наступает новая политическая эпоха. И парии, которые не прошли в Думу, должны отнестись к этому спокойно и понять, что их историческая миссия завершена». Дальше у нас Георгий Ярцев. Георгий Ярцев – тренер сборной России по футболу. Георгий Ярцев в августе 2003го года взял сборную, которая находилась в ужасном состоянии, и ни на что не претендовала. Цикл игр сборной под руководством Ярцева с августа по конец года позволил России быть в футбольной Европе.
ПУТИН: Без всяких сомнений, это еще и ваша личная победа. Так что я вас лично поздравляю.
ШУСТЕР: Виталий Гинзбург, физик-теоретик, академик Российской Академии Наук, лауреат Нобелевской премии по физике 2003 года. Награда присуждена на фундаментальные работы в области квантовой физики, за исследования сверхпроводимости и сверхтекучести.
ГИНЗБУРГ: Мы были в эвакуации в Казани. Было голодно. Не то, что умирали с голоду, но еды не было. И вода замерзла в комнате. Не могу понять, почему я так заинтересовался физикой низких температур?
ШУСТЕР: Андрей Звягинцев. Фильм Андрея Звягинцева «Возвращение» первая дебютная работа полнометражного художественного фильма выиграла венецианский фестиваль, причём сразу два приза: приз дебютанта и главный приз «Золотого льва». Такого не было практически никогда. В 62-м году Андрей Тарковский, в 91-м Никита Михалков выигрывали европейские фестивали . «Возвращение», возможно, станет лауреатом на премию «Оскар.
ЗВЯГИНЦЕВ: Если пресса так приняла картину, я думаю, это чего-то значит.
ШУСТЕР: И пятый кандидат на звание человека года программы «Свобода слова» Михаил Ходорковский. Человек, который создал самую прозрачную компанию России, по мнению финансового предпринимательского мира, и стал самым богатым человеком страны. Сегодня Михаил Ходорковский находится в следственном изоляторе «Матросская тишина».
ХОДОРКОВСКИЙ: Я не собираюсь становится политиммигрантом. Если задача стоит меня выпихнуть из страны или посадить, ну тогда надо сажать, потому что я, конечно, политиммигрантом не буду.
ШУСТЕР: Мы понимаем, что главные герои быть здесь не могут, чтобы представить свои кандидатуры, не могут физически, естественно, не могут морально. Потому что было бы очень неприятно людям самим себя как бы восхвалять. Таким образом, их будут представлять другие известные люди. Глеб Павловский, президент Фонда эффективная политика, будет представлять Владислава Суркова. Аркадий Арканов, писатель – Георгия Ярцева. Профессор Сергей Капица – Виталия Гинзбурга. Кинокритик Андрей Плахов – Андрея Звягинцева. И главный редактор издательского дома «Коммерсант» Андрей Васильев – Михаила Ходорковского. Аудитория, которая за мной, будет решать, кто является человеком года «Свободы слова» в 2003 году. Для того, чтобы понимать, как наша аудитория реагирует на происходящее в студии, мы их поделили самым классическим образом в социологии: мужчины и женщины. Их примерно половина тех и других. Я прошу вас начать работать с нашим пультом, который позволяет в режиме реального времени определять изменения общественного мнения. И кроме того, просто еще одна деталь. У нас есть результаты социологического опроса, проведенного группой «Мониторинг групп». По зданию нашей редакции мы отдали список людей, которых мы считаем людьми года, просто он немного шире, чем тот, который представлен здесь в номинациях. Там больше, там 12 фамилий. Мы покажем результаты в конце программы. Они есть, мы их покажем, они в этом конверте у меня на столике. Мы их покажем в конце программы и сравним нашу аудиторию с мнением жителей столицы, то есть Москвы. Выступление каждого главного героя регламентировано временем. Это 4 минуты у этого микрофона. Потом они выступают с места. И дальше всё по жребию. Я просто буду пытаться как бы более менее, я не знаю, кто первый, какая кандидатура первая. Ну, любая. Вот я беру любой первый конверт, вот этот, к примеру. И этот человек будет первым, я не знаю кто, это Андрей Васильев, который представляет Михаила Ходорковского. Почему, с вашей точки зрения, именно Михаил Ходорковский является человеком года 2003?

Михаил ХодорковскийКАНДИДАТ ПРОГРАММЫ "СВОБОДА СЛОВА" НА ЗВАНИЕ "ЧЕЛОВЕК ГОДА 2003" МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ

Человек, который создал самую прозрачную компанию России, по мнению финансового предпринимательского мира, и стал самым богатым человеком страны. Сегодня Михаил Ходорковский находится в следственном изоляторе «Матросская тишина».

ВАСИЛЬЕВ: Знаете, Савик, я тут даже готовился, там какие-то цифры собрал. Потом подумал, что это в общем никому не интересно, никому не надо, потому что выступит заместитель генерального прокурора и скажет, что все ограбили. Я поэтому, наверное, проще все скажу. Вот интересно, что мы традиционно «Коммерсант» проводит такие опросы раз в год с помощью ВЦИОМа там, кто есть элита? Вот в прошлом году, Ходорковский, который, в общем, первый объявил себя официальным миллиардером, произвел какую-то революцию честности, да. Он в этом рейтинге занял какое-то, делил с кем-то 156 место и так далее. В этом году те же люди, опрашивались 3 тысячи с чем-то человек по деревням, городам и весям. В этом году он занял 15-е. Это вот уже просто такая странная статистика. Теперь объясним, что она не странная. И кстати сказать, он более высокое место занял, чем Анастасия Волочкова даже. И больше, чем Филипп Киркоров. Правда, меньше, чем Алла Пугачева. И вот в чем главное, собственно, что он сделал в этом году, чтобы быть коротким, да. Он сумел просто на своем примере, ну, достаточно жертвенном, что мне эстетически, кстати, не очень близко, показать, как Владимир Путин может боятся богатого человека. Ведь Владимир Путин так не боялся ни Гусинского, ни Березовского. Правда,…
ШУСТЕР: А что, они были бедными что ли?
ВАСИЛЬЕВ: Они не были такими богатыми, как Ходорковский, с одной стороны, да. Но, с другой стороны, наверное, не были такими последовательными что ли. И вы посмотрели, как себя ведет наш президент. Он прячет глаза, он не любит разговоров на эту тему. Его команда изовралась. На днях начался вот суд освободить ли под подписку Ходорковского.
ШУСТЕР: Или продлить срок?
ВАСИЛЬЕВ: Да. Дошло до смешного, что судья чуть было не спрятал этот суд в тюрьме, потому что судья испугался там 32 пикетчика, интеллигентные люди с какими-то картонными штучками, на которых было написано «Миша. Борис.». Это дико здорово. Здорово для людей, которые различают какие-то предметы, и, к сожалению, не очень много в нашей стране, но их никогда много не было. Но во всяком случае, это люди увидели, что Путин может бояться. Он умеет бояться, умеет даже это показать, да. Другое дело, что тем он и опасен, когда он находится в положении, когда он не может победить, ответить на какие-то элементарные вопрос. И второе очень хорошее дело. Я кстати, дней за десять до того, как Михаила Борисовича, ну как принято у интеллигентов говорить, приняли. Я с ним разговаривал, я спрашивал – а зачем ты это делаешь? Он был уверен, что его посадят. Говорю, …
ШУСТЕР: А вы с ним на «ты»?
ВАСИЛЬЕВ: Вообще – да. Но я, вообще, может быть на «вы». Я говорю, а зачем, вы думаете, что ваше место в окопе займет кто-нибудь другой? Так не займет. Другое дело, что для всех остальных олигархов это будет, в общем, ясно, что случилось. А теперь я понимаю, что это очень здорово, потому что, по крайней мере, у других олигархов уже нет никаких иллюзий относительно этой власти, нет иллюзий насчет того, что с этой властью можно договариваться, а можно только уйти в подполье. И там они смогут конструктивно работать, потому что они начинали работать практически в подполье, в стране на рубеже 80-90-х годов. И вот как они здорово умножили наш национальный валовой продукт. Спасибо.
ШУСТЕР: Итак, я сразу объясню, как реагирует наша аудитория на то, что говорит Андрей Васильев. Вот такая робкая, слегка боязливая, не очень убежденная поддержка, но ничего отрицательного нет, но ярко положительного – тоже. С чем это связано, не знаю. Есть реплики с той или с другой стороны? Лена Афанасьева, пожалуйста. И Михаил Гришанков сразу после.
АФАНАСЬЕВА: Мне кажется, что вообще сегодня несколько неравные кандидаты, потому что тройка людей, представляющих творческую элиту. Я туда могу отнести, наверное, и спорт при отдельных деталях влияния победы футбольной команды на победу «Единой России». Но это отдельный разговор. Остальное – это дуэль между Ходорковским.
ВАСИЛЬЕВ: Георгия Ярцева показали с Путиным.
АФАНАСЬЕВА: Нет, нет, не с Путиным. Грызлов, Шойгу, Путин.
ВАСИЛЬЕВ: А Ходорковского показали с микрофоном. Хотя он с Путиным встречался, я вас уверяю.
ШУСТЕР: Нет, ну я бы не путал. Есть победа сборной, есть победа «Единой России», это две разные вещи.
АФАНАСЬЕВА: И остальное – это дуэль Ходорковского и других двух кандидатов: Ходорковского и Суркова. Одного из них страна уже знает в лицо, второго не знает. Как вы сегодня правильно сказали, Савки, это дуэль человека, который держится сейчас в застенках, который сам сидит за Кремлевской стеной, организует какие-то …
ШУСТЕР: Лен, если мы будем обсуждать наш выбор, мы не выйдем из этой студии.
АФАНАСЬЕВА: Нет, нет, я не говорю. Я говорю о том, что очень характерно, что попали два человека, один из которых построил самую открытую империю у нас – ЮКОС, самую точно выстроенную прозрачную на последнее время команду, создал самую профессиональную. Который вкладывался в развитие новых технологий, в развитие телевидения регионального, не только в свою нефтяной отрасль, ну там и библиотеки поднимал, детские дома. И Сурков, который создал мощь «Единой России» победой политического пиара. Мне кажется, это очень показательно. Потому что дуэль закулисья и дуэль открытой битвы, она будет всегда проиграна, к сожалению, в этой стране в нашей нынешней ситуации. Когда арестовали Ходорковского, через неделю где-то я разговаривала с олигархом рангом поменьше. Мы спросили, а почему вы все молчите? Чубайс вот только что-то сказал. И этот олигарх как-то стал даже так меньше росточком, сказал – так ведь страшно же. Вот это результат ареста Ходорковского: страшно стало всем и понятно, что происходит в стране. К сожалению, решение, которое было в понедельник принято о продлении содержания под стражей.
ШУСТЕР: Во вторник.
АФАНАСЬЕВА: Во вторник, да. И в тот же день выступление президента о торгово-промышленной палате с очередным расставлением акцентов, оно лишний раз показало, что, к сожалению, страшно будет долго еще. Спасибо.
ШУСТЕР: Ну, вот по графикам мы видим, что женщинам страшнее, чем мужчинам. Пожалуйста, Михаил Гришанков.
ГРИШАНКОВ: Спасибо. Откровенно говоря, меня тоже удивило присутствие Михаила Ходорковского в числе героев программы, потому что на самом деле где-то, может быть, и неравные условия, но и в то же время необходимо дождаться окончания этих разбирательств, которые есть. У меня вопрос к Андрею Васильеву. Во-первых, первое: считаете ли вы, что деньги пахнут или не пахнут. Раз. Второе: считаете ли вы, что накопление капитала оправдано любыми средствами. Два. И говоря о прозрачности компании, обратил бы внимание. Можно потратить 200, 300, 500 миллионов долларов на то, чтобы сделать финансовую отчетность прозрачной. Это достаточно просто на самом деле. И …
ВАСИЛЬЕВ: Ну, вы, видимо, ничего не понимаете в экономике.
ГРИШАНКОВ: Это на самом деле было сделано. Вопрос в том: происхождение денег. Вот этот вопрос кто-нибудь когда-нибудь себе задает? Или мы на сегодняшний день просто уже забыли об этом и говорим, что все, что происходило в течение 10 лет, забыли, начинаем жить с чистого листа. Но на самом деле, закон есть закон.
ВАСИЛЬЕВ: Понимаете, вопрос о происхождении денег, на самом деле, достоин передачи вот присутствующего здесь г-на Гордона. Это очень серьезный разговор был бы. Но дело в том, что у нас происхождение денег все выслушивают тезисы заместитель генерального прокурора Колесникова, который сам не понимает, чего он говорит. Его даже Устинов осуждает, потому что ты несешь, Ильич? Его Ильич зовут. И на этом основании наша элита публичная, и, кстати сказать, наш замечательный народ вот и рассуждает о происхождении денег. Это серьезная вещь. Кстати сказать, если бы на моем месте был Ходорковский, который гораздо лучше меня говорит, он бы мог уложиться, наверное, в 20 минут, тезисно рассказать о происхождении денег. Я просто не смогу. Но просто на таком говорить, я считаю, что деньги в данном случае деньги пахнут нефтью у Ходорковского. Не самый плохой запах. Я считаю, что деньги, которые зарабатывают депутаты Государственной думы, пахнут гораздо хуже, хотя они гораздо меньше этих денег.
ГРИШАНКОВ: Вы знаете, ну станьте депутатом и получите зарплату. Это не тот разговор.
ШУСТЕР: Васильева мы сажаем, его время истекло. Я понимаю, что некоторые глаголы у нас должны быть просто изъяты вообще. Слово «сажаем» мы больше не говорим. И с такой скоростью у нас не будет глаголов, мы будем говорить прилагательными. Но Андрей Васильев может с места участвовать, разговаривать с Михаилом Гришанковым, пожалуйста.
ГРИШАНКОВ: По поводу Звягинцева поговорим.
-Андрей, можно лично вам документы передам? И если вы увидите их подлинность, я прошу вас в газете «Коммерсант» опубликовать их.
ВАСИЛЬЕВ: Нет, дело в том, что я…
-А почему нет?
ВАСИЛЬЕВ: Нет, я не могу, я не эксперт, чтобы оценивать документы.
-Но вы дадите своим экспертам.
ВАСИЛЬЕВ: Могу.
- Хорошо? Мы договорились в этой аудитории.
Владислав СурковКАНДИДАТ ПРОГРАММЫ "СВОБОДА СЛОВА" НА ЗВАНИЕ "ЧЕЛОВЕК ГОДА 2003" ВЛАДИСЛАВ СУРКОВ

Заместитель руководителя администрации Президента России по вопросам внутренней политики.
Человек, который привел к сокрушительной победе пропрезидентскую партию «Единая Россия» на парламентских выборах 7 декабря.

ШУСТЕР: Итак, второй кандидат Глеб Павловский – Вячеслав Сурков. Глеб Олегович, вам тот же вопрос: почему вы считаете, что Владислав Сурков заслуживает быть человеком года 2003-го?
ПАВЛОВСКИЙ: Ну, у меня простая задача, мне надо предлагать заведомо непопулярного человека, человека власти. И здесь все проще. Дело безнадежно, поэтому можно работать.
-Нет, нет, мне нравится.
ПАВЛОВСКИЙ: Спасибо.
ШУСТЕР: А почему вам нравится, ……?
-Ну, так.
- Может вы путаете его с кем-то?
ПАВЛОВСКИЙ: Я хочу сказать, что Сурков, он, кстати, не такой уж молодой человек, даже с моей точки зрения, ему уже под 40. Он относится к другому поколению. К поколению, которое, так сказать, Путин привел на сцену, и которое на этой сцене хочет само ставить свою жизнь. Собственно говоря, что такое свобода? Свобода – это возможность стать постановщиком собственной жизни. Сурков, безусловно, таков. Он всегда уходил из мест, которые становились спокойными, надежными и безопасными. И приходил в места, в которые тогда никто не рвался. Так, в частности, было с Кремлем. Он пришел туда в мае 99-го года, когда все кремлевские, так сказать, все кремлеройки искали возможность бежать, потому что власть была в опасности. И он пришел туда ее спасать. Это было интересно. Что, собственно говоря, победило в этом году, ведь Сурков занимается внутренней политикой. Он ответственный по внутренней политике, а победила партия «Единая Россия». С моей точки зрения, победила определенная концепция. Победа Суркова – это победа концепции, которой он добился прежде всего в аппарате заведомо трусливой бюрократии. Это победа концепции против трусости. Вообще я вам скажу, Кремль – это неприятное место. Это вам не «Мосфильм», не «Лужники». Там вообще-то говоря, не с кем поговорить по душам, да и не стоит. Сурков пришел в это место, которое полно роскоши, на которую украдены очень большие деньги, как мы помним. На оформление Кремля украдено, я думаю, примерно столько же, сколько на некоторых этапах приватизации. Для того, чтобы не допустить революцию, не допустить определенный тип, так сказать, союза тогдашней трусливой бюрократии с тогдашней улицей. И он добился в 99-м году впервые первой победы, в 2003 году он добился того, чтобы власть выбрала политический вариант сопротивления коммунистам. И этот политический вариант победил. Я думаю, что Сурков скорее всего не нуждается в том, чтобы стать человеком года. Потому что такие люди лично идут навстречу своему поражению, а выигрывают за других.
ШУСТЕР: Хорошо, и отец Всеволод и Даниил Дондурей.
ШУСТЕР: Впервые в истории современной России выиграет партия, которая идет с центристскими, как хотите, так понимайте, но идет с центристскими лозунгами. И в общем-то отодвигает вот некий такой политический экстремизм в прошлое. Вот что, я думаю, вы имеете в виду.
- Партия морального большинства.
ШУСТЕР: Итак, пожалуйста, отец Всеволод.
ОТЕЦ Всеволод: У нас сейчас, наверное, будет более интересный разговор тогда, когда речь пойдет о футболе, науке и кино. Но пока у нас идет дуэль между Сурковым и Ходорковским. На самом деле стоит поставить вопрос немножко иначе. Это дуэль между двумя видами политики. Политика–проект, политика навязывания народу какого-то идеала светлого будущего, которую я вижу в таких людях, как наш уважаемый бывший олигарх и политика-прислушивания к народу. Сурков ведь, наверное, не придумал сам в полном смысле «Единую Россию» там или другие партии, которые он поддерживал. Победа, которая была и победы, которые будут, возникают не из-за того, что был удачнее проект, а из-за того, что стали прислушиваться наконец к тому, что чувствуют люди и то что они говорят. У нас сейчас очень интересная происходит вещь. Поражение некоторых партий в Думе - это начало возвращения «правого» и «левого» в политике на свои места. У нас «левые» в экономике, это «правые» в политике. У нас «правые» в экономике, это «левые» в политике. Нам нужно переименовать очевидно КПРФ в Консервативную партию … Российская Федерация, а СПС в Союз прогрессивных сил, потому что у нас постепенно должны возвращаться на свои места – то что на Западе называется обычно «правым», то есть консервативные силы, … силы. И то что на Западе называется «левым», то есть силы революционерские, ультралиберальные и так далее. У нас постепенно, как хочется надеяться, политика возвращается к демократии от прожектерства, от стремления осчастливить людей.
ШУСТЕР: Но возвращается к демократии, это сильно сказано.
ОТЕЦ Всеволод: Возвращается, я думаю, что у нас была демократия до 17-го года.
ШУКСТЕР: А, к этой демократии. Тогда мы не говорим о современной России.
Отец Всеволод: И дилемма, которая сегодня между нами стоит, это не дилемма личности, это дилемма, наверное, двух видов политики. Хочется надеяться, что победит тот, который и представляет господин Павловский, хоть я с ним очень много спорю, тем не менее.
ПАВЛОВСКИЙ: Тут же говорилось, что когда говорили о Ходорковском, говорили, он построил самую прозрачную империю. Но вы знаете, самая свободная империя – это матрица. Сурков – это человек против матрицы. Чтобы победить матрицу, надо в нее войти и переиграть.
ШУСТЕР: Мне всё время казалось, что Звягинцев – человек, который против матрицы. Пожалуйста, объясните, ваши аплодисменты.
ГОРДОН: Я, видимо, представляю аморальное меньшинство – с точки зрения Глеба Павловского, поскольку не голосовал ни за «Единую Россию» и ни за одну другую партию, которые были представлены на выборах. Я только не могу мой столь эмоциональный всплеск я объясняю только одним – абсолютным бесстыдством Глеба Олеговича, потому, как если нельзя позвать сюда господина из Кремля, потому что это неприлично, непонятно, невозможно в конце концов. Зачем звать лакея, который абсолютно вылизывая сапоги, доказывает здесь, что это виртуальный проект года, который был осуществлен на этих выборах, да, это лучшее, что мог сделать талантливый человек в Кремле. Ну, что это, как не бесстыдство, ну?
ШУСТЕР: Александр, я просто скажу, что мы упрашивали, приглашали людей быть адвокатами кандидатов на пост Человека года, если хотите, да? То есть, …
ГОРДОН: Послушайте, моё замечание не по сути, а по …
- Можно я буду прокурором этого кандидата?
ШУСТЕР: Пожалуйста.
- Я тогда хотел очень короткий вопрос.
ШУСТЕР: Люди в центре могут говорить – не регламентировано время.
- Значит, вот, смотрите, Михаил Ходорковский обвиняется косвенно, обвиняется в том, что он попытался контролировать Думу. Ну, другое дело, что он при этом еще как-то нефть качал, там открытая Россия, пятое, десятое, в общем, … работает, хорошую зарплату получает. И в общем он попытался контролировать Думу, и он сидит в тюрьме. Владислав Сурков - полностью контролирует Думу, он сидит в Кремле, он победитель, он, ну вот как бы герой нашего времени. Чем они отличаются, я не понимаю? Можно с таким же успехов назвать Суркова, с которым мы, кстати, тоже на «ты», Савик, не только с Ходорковским. Его можно назвать олигархом от политики, только другое дело, что Ходорковский олигарх на свои деньги, а Сурков на непонятно, чьи. Потому что зарплата у него очень маленькая, я даже думаю, меньше чем у вас гораздо. Я уж не говорю, меньше чем у меня вот.
ШУСТЕР: Вы, безусловно, самый бедный человек в этой аудитории.
- Ну, да. Вот я и говорю, а чем они отличаются? Почему один должен сидеть в тюрьме, а другой на коне. Они занимались одним и тем же, только один честно занимался, а другой - с помощью каких-то подковерных интриг. И, главная его была победа – вовремя какого-то человека типа Валентины Матвиенко привести к Путину. Показать это по телевизору и всё хорошо. Или привести Муртазу Рахимова перед вторым туром выборов, показать по телевизору,
ПАВЛОВСКИЙ: … прокурору можно отвечать или как в Мосгорпрокуратуре?
ШУСТЕР: Можно, можно.
ПАВЛОВСКИЙ: Значит, я здесь встречаются сплошь друзья Ходорковского, я с Михаилом тоже на «ты». Я встречался с ним еще до того, как он стал дверь в Кремль открывать ногой. Я наблюдал, как олигархи во второй половине 90-х годов управляли делами. Разные. Не только Михаил Борисович.
- Сурков работал же у Ходорковского тогда, кстати, если вы помните, и в «Альфе», и у Березовского он работал.
ПАВЛОВСКИЙ: Я видел этих людей. И если бы я имел возможность встретиться с Михаил Борисовичем, я бы спросил, наверное, у него, в тюрьме немногим лучше, прямо скажу, чем в Кремле. Но я спросил, действительно ли, Миша, ты говорил, что считаешь необходимым ядерное разоружение России представителям американской администрации?
ШУСТЕР: Спасибо, Глеб. А лакеями меня называли еще в 70-е годы всякая гэбистская и прокурорская сволочь. Я не боюсь таких людей. Я с гордостью ношу эти плевки.
ШУСТЕР: Спасибо, Глеб, вы с места можете сколько угодно, а Данила Дандурей и потом Владимир Маслаченко.
- Значит, вопрос Глебу Павловскому. Вам не кажется, что во фразе Суркова «историческая миссия проигравших партий завершена» - звучит эта фраза несколько некорректно, если не сказать грубо, просто-напросто?
ПАВЛОВСКИЙ: Я абсолютно не согласен с этой фразой. Я не считаю нужным соглашаться со своими коллегами. Сурков не прав. Проигравшие в истории очень часто получают преимущества. И то что сегодня «правые» не умели воспользоваться собственным поражением для победы, это их второй проигрыш, не связанный с первым. Это их слабость. Трусы проигрывают.
ШУСТЕР: Данила Дандурей, пожалуйста.
ДОНДУРЕЙ: Я хотел сказать, что мы здесь обсуждаем тех, кто больше всего повлиял на страну в этом году. Вот я согласен - больше всего, на мой взгляд, повлиял Владислав Сурков. По нескольким причинам. Во-первых, потому что он показал, что такое телевидение в современном обществе. Он показал, что такое работа телевидения с народом, если телевидение умеет это делать. И мы увидели образец управляемой демократии. Вот это действительно демократические выборы, и народ сказал то, что он сказал. Это технологично, это очень сложно сделать. И это было сделано. Второй момент, мне кажется, очень важный - связан с тем, что вот все говорят во всех газетах все последние месяцы по поводу того, что Кремль имеет управляемую Думу. Теперь все сокрушительные победы Кремля и так далее. Мне кажется, что это странные заявления. Если мы будем анализировать ролики, высказывания лидеров «Единой России» и других партий, то мы увидим, что они, хотя и идут вместе, они абсолютные оппоненты Президен6ты Путина. У них разные программы, разные платформы. Если Президент, общаясь 18 числа с народом, говорил о продолжении реформ, есть масса мелочей, ну, например, Глазьев говорит о 20-ти миллиардах, а Президент говорит о трех, практически как Гайдар. Один говорит о справедливости, он говорит о продолжении. Всю повестку дня, всё содержание нынешних парламентариев – это взгляд в социализм. И это очень важно. Второе достижение. И, наконец, третье – у Суркова. Он поставил перед Путиным, на мой взгляд, практически невыполнимую задачу. Он предоставил ему и помог реализовать социалистические, квази-социалистические убеждения народа через Думу, в то время как Путин строит рынок и капитализм. Такого в мире не было, чтобы иметь социалистический народ и при этом строить буржуазное общество. Если у нашего Президента это получится, при этой администрации, его я думаю влияние на историю будет помасштабнее, чем у Аденауэра или Де Голя.
Георгий ЯрцевКАНДИДАТ ПРОГРАММЫ "СВОБОДА СЛОВА" НА ЗВАНИЕ "ЧЕЛОВЕК ГОДА 2003" ГЕОРГИЙ ЯРЦЕВ

Георгий Ярцев – тренер сборной России по футболу. Георгий Ярцев в августе 2003го года взял сборную, которая находилась в ужасном состоянии, и ни на что не претендовала. Цикл игр сборной под руководством Ярцева с августа по конец года позволил России быть в футбольной Европе.

ШУСТЕР: Спасибо. Ну, хорошо. Я просто к этому добавлю, потому что сейчас перейдем к следующему кандидату. Мы взяли на себя, ну такую миссию – обсудить человека, который не является публичным. Это заведомо, как правильно сказал Глеб Павловский, в общем-то это проигрышная роль. Никогда не публичные люди не становятся как бы, да, победителями того или иного момента в истории. Потому что просто они не публичные. По крайней мере не в текущей истории. Но, так как мы политическое ток-шоу, в принципе, надо о каких-то вещах иногда начинать говорить открыто, просто мы это сделали. И мне кажется, что сама дискуссия очень показательна. И жребий, вот жребий распорядился так, не я это решил, не было последовательности, что первый был Ходорковский, а второй был Сурков. А сейчас третья, четвертая и пятая полосы, как? Аркадий Арканов, который представляет главного тренера сборной России по футболу Георгия Ярцева. Скажите, пожалуйста, почему вы считаете, что Георгий Ярцев обязательно «Человек года 2003-го»?
АРКАНОВ: Сейчас, Савик, я отвечу на этот вопрос. Я просто хочу сразу сказать, что я лично не знаком ни с одним из четырех представляемых здесь уважаемых людей на звание «Человека года», а знаком с одним Георгиев Александровичем Ярцевым. И я с ним не на «ты», а на «вы», вот. Это подчеркивает только мою объективность, видимо. Второе, что я хочу сказать, что, конечно, это совершенно невыполнимое и, может быть, даже и абсурдная задача - сводить к званию «Человек года» столь разных людей, абсолютно. Это всё равно, что сравнивать там, что лучше - докторская колбаса или пенициллин, Алла Пугачева или Хемингуэй. Это несравнимые совершенно вещи.
ШУСТЕР: Если в один год у вас изобретут пенициллин и докторскую колбасу, их можно сравнивать.
АРКАНОВ: Ну, видите, ели колбасу можно съесть и потом понадобится больное количество пенициллина. Так что и то и другое может претендовать. Но я сейчас не об этом говорю. Мне это ясно. Я просто хочу сказать, что очевидно «Человек года» должен обладать какими-то определенными результатами деятельности в этом году, которые повлияли в какой-то степени на, скажем так, общее настроение населения этой страны, с точки зрения престижа этой страны, с точки зрения чего-то такого реального, како-то достижения. Я понимаю, что сравнивать футбол и физику невозможно. Потому что люди, которые увлекаются физикой, может быть, не интересен им футбол. Людям, которые интересуются футболом, может быть, им совершенно не интересна физика. Но факт – есть факт. Не пытаясь сравнить качество Георгия Александровича Ярцева, как тренера, скажем, с какими-то другими футбольными специалистами, которые были у руля сборной. Это особый разговор. Я просто хочу сказать, что вот из очень тяжелой ситуации, как вы правильно, Савик, сказали, человек пришел в короткое время. Не зная за счет чего, я привык верить фактам, может быть, он человек с определенным везением, что, да, тоже надо уметь завоевать, он сделал так, что через много лет наконец-то сборная России попала в одну из самых престижнейших соревнований на нашем европейском континенте. Это ли не победа? Это ли не возможность для того, чтобы у людей улучшилось настроение, потому что футбол отражает, так сказать, настроение людей и это факт известный еще с советских времен, что удачно сыгранная игра, потом повышала производительность труда. Было так, поверьте мне, я так думаю, что это так и остается. И в этом смысле для меня кандидатура Георгия Александровича Ярцева в данном случае, она единственная по воздействию на людей, по воздействию на страну в масштабах этой страны, в масштабах менталитета той страны, в которой мы живем, я считаю, что он вполне та фигура, которая может претендовать на звание «Человека года». Повторяю, при всём том, что я, мне трудно представить, как можно ставить рядом двух замечательных, но в то же время совершенно несопоставимых людей, скажем, как господин Гинзбург, Виталий Гинзбург или господин Сурков или Ходорковский, Звягинцев и Георгий Александрович Ярцев. Это совершенно разные вещи. Тем не менее, еще раз повторяю, у меня есть все основания считать, что он тоже является одним из несомненных кандидатов на это звание.
ШУСТЕР: Ну, извинимте меня, Аркадий Михайлович, за нескромность, но если тайм-магазин американский имеет право в конце года выбирать «Человека года» из таких кандидатур, как Билл Гейтс, президент Соединенных Штатов и президент какой-нибудь Африканской республики, который привел ее к демократии, я не вижу, почему мы не можем … людей с разных областей и предположить, что наша аудитория поймет разницу между футболом и физикой.
АРКАНОВ: Ну, надеюсь, что это так и будет. Но тем не менее я не оспариваю. Я высказал просто свою точку зрения. И стою на ней.
ШУСТЕР: По крайней мере…
АРКАНОВ: Понимаете, Савик, почему с другой стороны, наверное, у жителей Великобритании есть тоже возможность выбрать «Человека года». И не обязательно Романа Абрамовича, правда же? А они выбрали Романа Абрамовича. Вот, что же мы хуже англичан что ли? Почему у нас не может быть Георгия Александровича?
ШУСТЕР: НУ, по крайней мере, вот ваше выступление, что странно, в футболе поддерживается одинаково женщинами и мужчинами. Мы же знаем, что у нас женщины не очень футбол любят. Пожалуйста, Лена Афанасьева вопрос.
АФАНАСЬЕВА: У меня вопрос к вам, как к адвокату футбольного тренера. Зачем же все-таки футбольные победы ставить на службу политической и сиюминутной выгоде определенных сил? Зачем появляться на экранах под руки с двух сторон с Грызловым, Шойгу, зачем это делать? Вот я почему–то не видела на Нобелевской премии вручения представителей «Единой России» или в Венеции – тоже их почему-то там не было. Почему же наши многоуважаемые мастера футбола такое себе позволяют?
АРКАНОВ: Ну, я не знаю, что позволяют себе? Я думаю, что Георгий Александрович Ярцев не сам напросился на прием к нашему Президенту. А я думаю, что Президент захотел повидать Георгия Александровича Ярцева.
(аплодисменты)
ШУСТЕР: Хотя, справедливости ради, скажем, что Георгий Ярцев подчеркнул, что он давно член «Единой России». Он это сделал.
АРКАНОВ: Ну я могу назвать очень много еще людей членов «Единой России».
ШУСТЕР: Ой, да, их очень … Это правда. Владимир Маслаченко, пожалуйста.
МАСЛАЧЕНКО: Ну, что ж, дорогие друзья, вы знаете, я попадаю в весьма сложную ситуацию - финал и пенальти. Или возьму или пропущу. Значит, команда проиграла, вы представляете, как тяжело мне, Аркадий Михайлович, не согласиться с вами, что Георгий Александрович имеет полное право быть кандидатом на роль, скажем так, человека года. Я вообще отмечу, смелость редакции «Идущего» избравшего персоналиями Георгия Ярцева и Михаила Ходорковского, честь и хвала. Но, вы знаете, я вам замечу следующее, что когда один из руководителей политической мощной организации сказал о том, что ни назначили тренером сборной Георгия Ярцева, все остальные персональные могут уже спать спокойно. Уже не играть. Там, сами понимаете, почему? Поэтому здесь несколько всё, так сказать, закрыто некими завесами, которые я могу открыть, а могу не терять на это время и вас не утомлять. Поэтому я знаю Георгия Александровича очень давно и, между прочим, когда праздновали 50-летие Олега Блохина, его юбилей, я как раз был в Киеве и прямо ко мне в номер зашли Никита Симонян и Георгий Ярцев. И я лично один из тех, кто уговаривал Георгия взять Московский «Спартак». Он не согласился. Значит, уже тогда я понял, шла игра вот в то самое, что называется «Тренер Сборной России». Теперь, откровенно говоря, до меня так пока еще и не дошло по-настоящему, я не хочу строить из себя профессионала. Я просто пониматель, как говорит остроумно Михаил Веллер – замечательный ленинградский писатель. Так вот я хочу понять все-таки, что в конце концов представляет собой Георгий Александрович, как тренер? Казалось бы, ну кто, как ни я должен был всеми способами защищать Георгия Александровича – брата по классу. Однако не спешите, потому что наш футбол, между прочим, сегодня в том состоянии, когда он не имеет право еще выдвигать на роль «Человека года» своего представителя.
- Не скоро вы будете комментировать нашу сборную.
(аплодисменты)
МАСЛАЧЕНКО: Даю вам слово, клянусь всем на всю страну – мне это не грозит.
АРКАНОВ: Я хотел бы, Владимир Никитич, вы знаете моё отношение к вам – в высочайшей степени уважительное, именно как к профессионалу, а не только как к понимателю. Я просто хочу сказать, что мы не знаем, что будет дальше в той же самой Португалии, но я полагаю, что без стечения обстоятельств, при которых стал тренером Георгий Александрович Ярцев, мы бы и не узнали, что будет происходить в Португалии. А так у нас есть шанс все-таки узнать это. Это очень много, вот. Ну, а в каком бы плачевном состоянии ни была бы какая-нибудь отрасль, если она делает какой-то видимый шаг вперед, почему представителям этой отрасли не избрать одного из своих лидеров на роль «Человека года».
Андрей ЗвягинцевКАНДИДАТ ПРОГРАММЫ "СВОБОДА СЛОВА" НА ЗВАНИЕ "ЧЕЛОВЕК ГОДА 2003" АНДРЕЙ ЗВЯГИНЦЕВ

Фильм Андрея Звягинцева «Возвращение» первая дебютная работа полнометражного художественного фильма выиграла венецианский фестиваль, причём сразу два приза: приз дебютанта и главный приз «Золотого льва». Такого не было практически никогда. В 62-м году Андрей Тарковский, в 91-м Никита Михалков выигрывали европейские фестивали . «Возвращение», возможно, станет лауреатом на премию «Оскар».

ШУСТЕР: Аркадий Михайлович, всё, с места. И тогда следующий. Ну тут уже интрига понятна. И у нас Андрей Плахов, который будет представлять Андрея Звягинцева. Таким образом, о Виталии Гинзбурге мы будем говорить в последнюю очередь. Скажите, пожалуйста, Андрей, почему Андрей Звягинцев должен быть избран «Человеком года»?
ПЛАХОВ: Мы сами понимаем, что всё это достаточно условно, все эти люди Года, поэтому я прежде всего подчеркну, чем мой кандидат отличается от остальных, во всяком случае от тех, о которых уже говорилось. У Ходорковского есть или были деньги, а у, кого мы рассматривали следующим? А у Суркова есть по-прежнему аппарат, очень серьезный виртуальный и в общем-то вполне реальный, и телевидение, как мы знаем, великая сила нашего времени. У Ярцева в общем тоже кое-что было, даже еще до того, как его принял Президент. Потому что за неимением другой идеологии – спорт в общем-то становится неким подобием национальной идеи в России. Победа в Португалии или где-нибудь еще в общем-то приравнивается к чему-то такому. К сожалению, на искусство и на кинематограф в частности, который когда-то был важнейшим из искусств, как известно, наше государство обращает гораздо меньше уделяет ему средств. Кроме того, Звягинцев отличается от предыдущих кандидатов еще и следующим. Всех этих людей, ну я лично достаточно хорошо знал, не лично. Ходорковский, по-моему, уже избирался даже «Человеком года по одному из рейтингов. И во всяком случае это имя звучит уже который год достаточно громко. О Ярцеве тоже знают, во всяком случае профессионалы этого дела, достаточно хорошо. Сурков, даже люди несведущие в политике, всё-таки наверняка что-то слышали, что есть такой «Серый Кардинал» - об этом тоже достаточно много писалось. Что касается Звягинцева, то я лично не знал этого человека еще 3 месяца назад и даже не знал о его существовании, несмотря на то, что я работаю в кино достаточно давно и знаю практически всех. Такого человека просто не было. То есть он был, естественно. Физически. Он даже снимал рекламу, он снимал что- то из сериалов, но его имя прозвучало только в самом конце августа и в сентябре на самом деле нынешнего года и уходящего года. Это произошло не только благодаря Венеции, еще до Венеции из-за фильма Звягинцева «Возвращение» - малобюджетного фильма, скромного дебюта – из-за этой картины передрались несколько крупнейших международных фестивалей – в Локарно, в Монреале, вот в результате победила Венеция. А в Венеции победил Звягинцев. После этого он получил еще 12 призов других международных фестивалей. Сейчас номинирован на приз «Золотой глобус», вполне возможно у него есть хорошие шансы быть номинированным на «Оскар». Эта картина забрала за это время очень серьезные цифры посещаемости в кинотеатрах – как в России 500 тысяч долларов, это очень серьезно для такого вот арт-кино. И, кстати, говоря, Савик, вы упоминали о соревновании с «Матрицей». Звягинцев даже победил «Матрицу» в одном из кинотеатров в Киноцентре.
ШУСТЕР: Нет, я просто по так называемому месседжу, да, мне кажется, что они …
ПЛАХОВ: Кроме того, он собрал миллион долларов во Франции, нет, в Италии, по-моему, во Франции около семисот тысяч. Короче говоря, эта картина действительно что-то пробила какую-то брешь. И вот это, пожалуй, самое главное. Она действительно пробила брешь в той стене, которую всё время ощущал молодой русский кинематограф и русский кинематограф вообще – постперестроечный. Сейчас стало гораздо легче и станет гораздо елгче нашим режиссерам, нашим кинематографистам работать. К кинематографу привлечено внимание в стране и за рубежом. Русских фильмов ждут, о них спрашивают, их хотят покупать, их хотят на фестивале. На фестивале это, конечно, не самое главное, хотя тоже важно. Важно то, что состоялся новый человек в кинематографе, в искусстве, этот человек Андрей Звягинцев. Он достаточно молод. И я думаю, что в этом смысле это некий человек-символ. Человек–символ 2003 года.
ШУСТЕР: Пожалуйста, отец Всеволод.
ОТЕЦ ВСЕВОЛОД: А можно в день голосования вести агитацию сразу за двух кандидатов за господина Ярцева и за господина Звягинцева? Знаете, Почему бы я хотел это сделать?
ШУСТЕР: Вы же только что это делали в адрес Суркова.
ОТЕЦ ВСЕВОЛОД: Господин Сурков свою награду получит, уже получил. А господин Ходорковский имеет две награды – деньги и любовь и сочувствие всего народ сегодня. А вот эти два господина – господин Звягинцев и господин Ярцев, они олицетворяют очень важную для нашего народа эмоцию – шаг в другую сторону от национального унижения. У нас было около 15-ти лет национального унижения, а тут получается, что в футболе и в кино мы чуть-чуть пошли в другую сторону – от унижения к какому-то признанию, глобальному признанию, если хотите.
ШУСТЕР: Да, пожалуйста.
- В продолжение хорошей фразы – значит, явление нашей сборной континентальной Европе, это еще не возвращение, но уже кое-что. Голосуйте.
ШУСТЕР: Пожалуйста.
- Мне кажется Звягинцев - это такая вот русская мечта сродни американской. Представляете, сколько народных артистов СССР и прочее собирается, мечтает попасть на фестиваль, получать «Оскары», снимать великие фильмы и так далее. И вот человек, который даже и профессионального образования в общем режиссерского не имеет, берет и делает это. Для многих талантливых мальчиков в России это такой знак, это такой ресурс, который они получат в ближайшие годы.
- Андрей, а вам лично нравится это кино?
- Да. Мне лично нравится это кино. Я считаю, что это очень достойный фильм. Я не склонен преувеличивать его, так сказать, безмерное достоинство - называть его абсолютным шедевром. Но мне кажется, даже если бы этот фильм мне не так уж нравился, я всё равно считал бы сам феномен появления этого фильма чрезвычайно важным. Я уже объяснил в общем отчасти, почему? Еще и потому, я забыл сказать, что картина эта произведена вне, так сказать, субсидий и поддержки государства. Это абсолютно частное кинопроизводство, картина сделана на компании, телекомпании РенТВ. Очень дешево и очень неожиданно. Это в общем тоже создает некий такой новый рывок, потому что наконец, может быть, наше телевидение, наши телеканалы поймут, что можно делать не только замечательные сериалы, но и замечательные. Уже без кавычек, фильмы, которые достойны. И, кстати говоря, уже обратимся к мнениям серьезных экспертов, после Венеции крупнейшие английские, американские газеты, итальянские писали, что это лучшее русское кино, которое оно видели после Андрея Тарковского.
- Я как раз хотела сказать именно о роли телевидения и компании ваших коллег РенТВ, потому что это как раз показатель того, что может делать телевидение в тот момент, когда оно не может делать ничего, кроме роли, навязанное ей официальной властью, роли проводника идей этой власти, оно может снимать такое кино, как спродюсировали Ирэна Стефанна и Дмитрий Лисневский, которые сыграли в этой победе, мне кажется, очень важную роль и в сотворении этой сказки, которую сейчас явил нам Андрей Звягинцев. Потому что этот сценарий был найден Дмитрием Лисневским, они вложили деньги, и они провели этот фильм. Мне кажется, это очень важно отметить.
ШУСТЕР: Михаил Гришанков, пожалуйста.
ГРИШАНКОВ: Действительно я согласен с отцом Всеволодом в том, что, возможно, я не знаю, как будут судьи оценивать, как жюри будет оценивать сегодняшнее выступление. Но, на мой взгляд, есть смысл рассматривать, может быть, и несколько призовых мест. И говоря сегодня о том, кто может быть «Человеком года», на самом деле, кто оставляет наибольший след в душах людей. Во-первых, Ярцев подарил надежду не только болельщикам, но и очень многим другим – тем, кто переживает за спорт. Звягинцев показал, что Россия полна талантов. И вопрос в том, если им не мешают. Они способны сделать просто чудеса, поэтому я отдаю свой голос Звягинцеву. Звягинцеву, Ярцеву – или, или. Савик, перед передачей я спросил, а может быть два первых места?
ШУСТЕР: Я понимаю, что вы не избиратель, а депутат, но выбор надо делать.
ГРИШАНКОВ: Савик, ну мы тогда продолжим программу и еще обсудим. Потому что у нас еще есть потрясающе великолепный физик.
Виталий ГинзбургКАНДИДАТ ПРОГРАММЫ "СВОБОДА СЛОВА" НА ЗВАНИЕ "ЧЕЛОВЕК ГОДА 2003" ВИТАЛИЙ ГИНЗБУРГ

Физик-теоретик, академик Российской Академии Наук, лауреат Нобелевской премии по физике 2003 года. Награда присуждена на фундаментальные работы в области квантовой физики, за исследования сверхпроводимости и сверхтекучести.

ШУСТЕР: Итак, Виталий Гинзбург. Его представляет Сергей Петрович Капица.
ШУСТЕР: Почему Виталий Гинзбург должен быть человеком года?
- Я это постараюсь сейчас объяснить, я не хотел бы начинать сразу с ответа на этот вопрос. Во-первых, я хочу поздравить вас с двумя вещами, с той профессиональной наградой, которую вы получили в начале сегодняшнего вечера. И второе, за то, что вы собрали такой необыкновенный букет кандидатов для сегодняшнего обсуждения. Я согласен с отцом Всеволодом, что эти люди, причем все из них, не только те, которые упоминались им, они характерны одним общим свойством – с ними связано, я бы сказал, самоутверждение нашего национального сознания. Это очень важная сейчас задача. Об этом уже сказано здесь. Но они все отвечают этой задаче, каждый по своей кафедре, если так можно выразиться. И вы их собрали вместе.
Второе, о чем я хотел сказать, что вообще для нас сейчас, для нашей страны, для нашего общества по многим точкам зрения, это не только моя точка зрения, но очень важно моральное состояние общества, вывести его из его сложного состояния, в которое ввергли его перемены последнего десятилетия. И то, что сейчас происходит, это есть часть этого процесса. Я бы хотел с таких, более общих позиций посмотреть на это дело. И в этом смысле все кандидаты, которые здесь упомянуты, они, я бы сказал, достойны того, чтобы стать человеком года. И о каждом здесь было сказано, и каждый из них, с моей точки зрения, удовлетворяет этому.
Теперь я хотел бы перейти к главной моей теме – академик Гинзбург. Так случилось, что я его знаю очень давно, именно с тех лет, когда мы вместе были в эвакуации в Казани. Я учился тогда в школе, кстати, вместе с Абрикосовым, который разделил с Гинзбургом эту премию. И я тогда, по-моему, даже встречался с ним, но он был в два раза меня старше, это был блестящий молодой ученый. Кстати, он дважды хотел поступить добровольцем на фронт. Но как-то судьба и, по-моему, его руководители сохранили его от этого для нашей науки. Тогда он сделал основополагающую работу, которая, можно сказать, осветила путь физики на протяжении больше чем 50 лет. Таких работ мало. И та награда, которая ему сейчас пришла, правда, поздно. Мой отец говорил, что до Нобелевской премии нужно дожить. Она полностью отвечает, конечно, этому высокому званию. Недаром он был первым, который получал Нобелевскую премию в Стокгольме. Но мне кажется, что он важен и с другой точки зрения. Это человек, который сделал колоссальный вклад в русскую науку, в советскую науку. Его вклад был не только теоретическим, но и практическим. Три идеи определили создание термоядерного оружия в нашей стране – идея Сахарова, идея Гинзбурга, номер два идея. И еще третья была идея, которая как бы объединила все эти идеи, вместе взятые. Не хочу заниматься этим делом, не потому что это страшная тайна, просто это нас уведет.
Но само изобретение Гинзбурга было чрезвычайно оригинальным. Он предложил такое совершенно неочевидное решение. Это дало нам перевес на несколько лет в создании транспортабельного ядерного, термоядерного оружия. Вот когда мы его взорвали, американцы поняли, что мы сделали. Но это было его, можно сказать, такой вклад. Он мог бы быть отмечен больше, чем он был отмечен. Но это не так важно. Во-вторых, это человек, который оказал очень большое личное влияние на нашу науку, я бы сказал – своей смелостью. Все перечисленные лица – и Ходорковский, и режиссер, и футболист, и политический деятель – по-моему, обладают решительностью характера. Они берутся за трудные, может быть, неисполнимые задачи и с блеском их выполняют. Вот Гинзбург тоже очень храбрый человек, даже в личной жизни. Он женат вторым браком на необыкновенной женщине Нине. Она была в свое время арестована, будто бы она готовила покушение на Сталина. Она провела несколько лет в тюрьме, потом она была сослана. Он на ней женился, тогда когда он был допущен к высочайшим тайнам. Это помешало его карьере. Он пренебрегал этим. Это просто характеризует его личность. Здесь говорили о тюрьмы. От тюрьмы и судьбы не убережешься, как известно. А Гинзбурга миновала тюрьма, но самый близкий ему человек, я повторяю, это необыкновенная женщина, которая разделяли с ним и радости, и горе, всего, что прошло вместе, мне очень хорошо знакомо.
Вот то, о чем мне хотелось бы сказать. Наконец, последнее. Это разные поколения. Каждый из тех, кто перечислен в этом списке, после Гинзбурга, могли бы быть его внуками, даже не сыновьями.
ШУСТЕР: Внуками, правильно, да. Они родились в 60-е годы, а он в 16-м году, да, внуками.
- Это два поколения. И вот, это тоже надо иметь в виду. И здесь в этом смысле, хотя они оба, все они сделали именно сегодня, именно то, что Гинзбург сегодня, сейчас в наше время получил, тогда когда наша наука находится в очень сложном состоянии, получил эту высочайшую мировую награду и признание – это тоже знаковое событие, о котором мы все теперь знаем, и все должны об этом знать. Наверное, больше можно было бы об этом сказать. Вот это то, о чем мне хотелось сегодня сказать. Я обращаюсь к нашей аудитории – это вам надо выбирать.
ШУСТЕР: Но аудитория очень сильно увлечена тем, что вы говорите.
- …которое вы поставили перед нами и которая нам, как у принцессы Турандот, надо найти соответствующий ответ.
ШУСТЕР: Пожалуйста.
- И к этому я вас призываю.
- Савик, вы знаете, я хочу еще сказать, что вот у вас при представлении Гинзбурга не было цитаты, может быть, потому что Виталий Лазаревич (?) очень любит одно слово, которое написать там точно нельзя. Я знаю, у вас в передаче этого нельзя говорить. В общем, я хочу сказать, что наука, которой занимался Гинзбург, отличается от нефти, хотя я каждый раз думаю о Ходорковском, когда заправляю автомобиль, отличается от политики тем, что там мало вот этого самого, не побоюсь этого слова, дерьма. И в этом смысле, мне кажется, что Гинзбург отличается, по крайней мере, части других сегодняшних кандидатов. Это раз. Кроме того, у футболиста, у тренера футбольного, есть команда. У президента нефтяной компании есть вице-президенты, менеджеры и так далее. У Суркова я вообще не говорю, что у него, у него вообще все есть. У кинорежиссера есть кинооператоры, есть помощники, все такое. Ученый делает сам, ученый делает сам. Гинзбург был один. Это человек, который когда-то давно подумал о чем – и произвел мысленный продукт. Это не нефть, это не кинофильм, это практически не материальная вещь. Она тем не менее влияет. Мне кажется, что вот это триумф духа, триумф идеи. Не материальная вещь оценивается сейчас наравне с нефтяными запасами. Что там – одна шестая, ну, уже не одна шестая.
ШУСТЕР: Александр Гордон, пожалуйста.
ГОРДОН: Да, я абсолютно поддерживаю двух предыдущих ораторов. Мне только не совсем понятно, почему Гинзбурга надо называть человеком года. То, что он получил Нобелевскую премию так поздно и в этом году, я думаю, не снимает с нас обязательств назвать его человеком полувека или одним из людей 21-го столетия или 20-го. Почему человек года? Мне кажется, что вот это наше печальное качество оценивать заслуги человека, когда его оценили другие уже. Вот смотрите…
ШУСТЕР: Александр, знаете, я вам просто скажу, вот как Андрей Плахов нам сказал, три месяца он не знал, кто такой Звягинцев. Вот я думаю…
ГОРДОН: …с академиком Гинзбургом, я думаю, что в стране было большее количество людей, профессионально этим занимающимся или непрофессионально, которые не только знали о его существовании, а догадывались о том, что Нобелевская премия немножко запаздывает. Я против такого подхода, когда нам дают премии там или выпускают нас туда, в Европу, и после этого мы здесь кричим: да, да, давайте, человек года. Может быть нам в следующем году, это намек такой, устраивать номинацию среди тех, кто точно прозвучит в ближайшем будущем, мы-то их знаем, а мир пока нет. И тем самым давать им старт. А так поздно оценивать заслуги человека – мне кажется, в этом есть какой-то привкус…
- Можно я дополню, что Саша сказал.
- Я хочу дополнить это такой мыслью, что вот Гинзбург получил, но почему, с моей точки зрения Гинзбург все-таки человек года. Потому что он получил Нобелевскую премию - это вершина для ученого. Это все равно, что выиграть Чемпионат Европы, это все равно…
- Мира, мира, мира! Чемпионат мира!
- Все равно, что купить «Шелл», это все равно, что добиться на выборах 85 или 90 процентов, это все равно, что получить Оскар. Другие наши номинанты сегодняшние на пути к этому. Я всем им желаю, чтобы все у них это исполнилось. Но они еще этого не достигли. Гинзбург уже достиг. И с моей точки зрения, именно это мы сегодня должны по достоинству оценить.
(Аплодисменты)
ШУСТЕР: Я главных героев призываю подготовиться к последнему слову по 30 секунд, которое у них будет, в той же последовательности, в какой мы это все начинали, если я ее вспомню, эту последовательность.
Виктор Ерофеев, пожалуйста.
ЕРОФЕЕВ: Савик, если ты сядешь на мое место в твоем зале, то ты прочитаешь название своей передачи как «Свобода лова». И вот мне кажется, что в нашей стране как раз и открылась эта свобода. И я думаю о том, кому бы действительно нужно было в большей степени, чем другим, иметь эту премию, иметь это звание человека года от «Свободы все-таки слова», а не от «Свободы лова». И я думаю, что в основном здесь есть люди, у которых или было славно прошлое, или славное настоящее, или есть славное будущее практически у всех тех, которые получили в этом году иностранные премии. Здесь я абсолютно согласен, действительно, ну, что, Нобелевская уже есть, два слона или два льва уже есть, будут, наверное, и другие животные. Я думаю, что и с Ярцевым будет все нормально. Что касается Суркова, то у Суркова очень много игрушек. Вспомним, что в прошлом году он создал такую огромную организацию, как «Идущие вместе». Мы с тобой, по-моему, тут с ними немножко разговаривали. Очень интересная организанция, они выбрали совершенно правильных писателей для всеобщей народной ненависти. Молодец! Человек, действительно, молодец. Но вот дело в том, что Ходорковского, которого я, честно говоря, не люблю, я не люблю его за то, что у него брезгливое лицо, не русской национальности. Я не люблю его за то, что, в отличие от нас, у него много миллиардов. Я еще за многое… Я не люблю запах нефти. Не люблю! Но дело в том, что он же ведь человек, который сел в тюрьму за то, за что мог бы сесть любой из нас, если бы мы чуть-чуть двинулись в ту сторону, куда он так далеко пошел. Ведь почему ГАИ на заставах останавливает машины иномарки и пропускает «жигули»? Потому что в «жигулях» очень много народа может ездить пьяным, не ездят пьяные, у нас хорошие люди, водители, не ездят. Но могут. А в иномарках уже нельзя, дыхнешь – раз, деньги, и все, и вперед. Я считаю, что это большая ловушка, которая начинает разыгрываться на наших глазах, и называется эта ловушка «родина». Родина, имея в виду – это смесь страны с государством. Мы все любим нашу страну. И очень сложное у нас отношение к нашему государству. Я бы хотел все-таки, чтобы тому человеку, которому сегодня хуже всех, у которого неясное будущее, совершенно неясное. У него отнимут точно деньги, отнимут компанию. И наверное… Только национальность, наверное, не отнимут. Ее не отнять. Но этому человеку хуже всех. Он действительно хотел что-то с делать хорошее для этой страны. Если бы нет – сбежал бы давно, сбежал бы, у него было очень много… Я считаю, что Васильев не сильно его сегодня защищал, хотя Васильев сильный журналист. Не сильно защищал.
- А мне нравится.
ЕРОФЕЕВ: Тебе все нравится. Но я хочу сказать, что, вы знаете, все-таки Россия - это родина жалостливых людей. И если мы поддержим Ходорковского в тюрьме, то мы проявим свои национальные качества и свою национальную идею. Вот все, что я хотел сказать.
ШУСТЕР: Ян Арлазоров, вы хотели что-то… У вас есть реплика? Никакой нет? Фекла, мы только вас не слышали.
- Ну, я не знаю, мне трудно здесь, на этой трибуне. Мне кажется, что, когда мы говорим о политике, то все-таки, по-моему, это Путин, потому что о тех двух политических фигурах, о которых шла речь, один имел смелость выступить против Президента, а другой, из того поколения, кого Президент привел, и слово Президент здесь, если частотный словарь мы составим, гораздо чаше упоминалось, впрочем, как и в прошлом году. Да, с ним трудно соперничать. Мне бы очень хотелось выступать за людей из культуры, и, может быть, из физической культуры тоже. Мне бы хотелось поддержать Ярцева, во-первых, чтобы не считали, что женщины не смотрят футбол, женщины очень любят футбол. И пожелать успеха нашей команде, а кроме того, все-таки человек года – это человек, который произвел какое-то впечатление на людей и который что-то сделал, что было замечено, и что-то сделал очень конкретно. Может быть, в футболе это сделать легче. Но ему это удалось.
ГОРДОН: Прошу прощения, я хочу добавить. Я забыл сказать, а то может создаться впечатление, что я за Гинзбурга. Я за Ярцева.
(Аплодисменты)
ШУСТЕР: Хорошо, итак…
- Я хочу сказать, что не создалось такого впечатления: Гордон за Гинзбурга никогда не может…
(смех)
ШУСТЕР: Итак, последние 30 секунд у наших главных героев, начинаем мы с человека, представляющего Ходорковского. Это Андрей Васильев. 30 секунд. С места.
ВАСИЛЬЕВ: Тогда про что говорить?
(смех, аплодисменты)
ШУСТЕР: Хорошо, я вам подскажу. Вот Виктор Ерофеев сказал, что вы недостаточно сильно защищали вашего человека года.
- А я сказал, что мне понравилось.
ВАСИЛЬЕВ: Значит, так. Ситуация про моего подзащитного разложена на очень простые составляющие. Кстати, у Михаила Ходорковского есть кооператив под названием ЮКОС. В этом кооперативе средняя зарплата, средняя зарплата – повторяю, среди нефтедобывающей, специально выяснил, отрасли – 24 тысячи рублей в месяц. Есть Тюменская область. Там кооператив этот принадлежит губернатору ………….. Толоконникову. В этом кооперативе средняя зарплата – 14 тысяч рублей. И есть кооператив под названием «Россия», который принадлежит Владимиру Путину. В нем средняя зарплата 5,5 тысяч рублей.
Спасибо.
(Аплодисменты)
ШУСТЕР: Глеб Павловский о Владиславе Суркове.
ПАВЛОВСКИЙ: Главное, что я хотел бы о нем сказать, что Сурков не зритель, а действующее лицо. Если представить себе, что России когда-нибудь не станет, например, ее продадут, то в ней будет и футбол, и кино. А вот если мы этого не допустим, то не допустят те, кто сделают Россию несъедобной для других, так как в свое время это сделал академик Гинзбург. Кто поможет ей отрастить зубки? Сурков – это реальный участник аналогичного… к концу 40-х – началу 50-х годов, я бы сказал, манхеттенского проекта наших дней. Это человек нового поколения, будущее России. И он, в частности, если уж говорить о ЗК (?), принадлежит к той команде, к команде Путина, которая начала разгружать лагеря. Вот неделю назад еще 200 тысяч одной подписью Президент выпустил из зоны. Все 90-е годы население зоны росло, росло и росло.
ШУСТЕР: Аркадей Арканов о Георгии Ярцеве. 30 секунд.
АРКАНОВ: Значит, я по-прежнему считаю, что Георгий Ярцев имеет все основания быть человеком года, я уже говорил об этом, мне нет нужды его дополнительно защищать. И я рад, что достаточно большое людей высказалось в поддержку этой кандидатуры, и в том числе представители женского пола. Но я просто еще раз хочу сказать, что если Георгий Ярцев не станет человеком года, то, поверьте мне, его участие в плеяде таких высоких и удивительно нестандартных людей сделает ему только честь, и мне делает честь как его адвокату.
ШУСТЕР: Ну, он единственный, наверное, из этой пятерки, который может стать человеком следующего года.
Андрей Плахов.
ПЛАХОВ: Феномен Звягинцева – это духовная победа русского искусства. Его фильм показывает, что Россия – это не только страна, где стреляют из-за угла и распивают водку в подворотне, но это и не обязательно страна, где ходят, прожигают жизнь в дорогих клубах и ……….. по Атриуму, но это страна, в которой живут люди, человеки, которые страдают, любят, мучаются совестью и остаются детьми, даже если доживают до седых волос.
(Аплодисменты)
ШУСТЕР: Профессор Капица.
КАПИЦА: Я бы хотел сказать о том, что ……….., которых здесь было сказано, сейчас становятся на ноги. Наши предприниматели достигли уже большого политического влияния, наши политики научились управлять обществом, направить его в нужную сторону, наши художники, наши спортсмены встали на ногу в прямом и переносном смысле этого слова. Сейчас сектор, который находится в самом печальном положении, если говорить о кооперативе, то тот великий институт, в котором работает Гинзбург, сейчас там средняя зарплата не достигает 3 тысяч. А наша наука находится в самом бедственном положении из всех секторов, которые мы сегодня рассматриваем. Я защищаю того, кто его представляет. Пусть его заслуги в прошлом, но это знамя, которое с нами, и мы должны это знамя, по крайней мере, уважать и чтить. Это я обращаюсь к вам, как вы будете судить. Вы себя будете судить, не Гинзбурга, ему это уже не надо. Будете ли вы судить его так, как он заслуживает этого?
ШУСТЕР: Спасибо, Сергей Петрович.
(аплодисменты)
Мы уходим на несколько минут рекламы, после рекламы будем подводить итоги. Мы посмотрим, какие высказывания вызвали какие реакции, потом будем голосовать по пяти нашим кандидатам, а потом посмотрим, какие результаты нам дает социологическая служба Рoмир.ру.
ШУСТЕР: Последний выпуск программы «Свобода слова» в 2003 году, и мы выбираем человека года. После этой дискуссии, которая была, с моей точки зрения, очень содержательной, наша аудитория будет выбирать человека года из пяти кандидатур.
Итак, я прошу вас нажать на кнопку один, если вы считаете, что Георгий Ярцев, тренер сборной России, человек года. Я прошу вас нажать на кнопку два, если вы считаете, что Виталий Гинзбург, лауреат Нобелевской премии по физике, человек года. Нажать на кнопку три, если вы считаете, что Вячеслав Сурков – человек года, заместитель главы администрации по внутренней политике, который способствовал победе «Единой России», сокрушительной. Я вас прошу нажать на кнопку четыре, если вы считаете, что Андрей Звягинцев, режиссер, дебютант, который выиграл сразу два «Золотых льва» на Венецианском фестивале, является человеком года. И, наконец, кнопку номер пять, если вы считаете, что Михаил Ходорковский самый успешный предприниматель России, сейчас находящийся в тюрьме, является человеком года.
Итак, пожалуйста, голосуйте, мы сейчас увидим результаты. В то же самое время я напомню, что у нас есть результаты. Ну, вот мы видим, что происходит. У нас человек года, очевидно, это Виталий Гинзбург. (Аплодисменты)
Примечание РОО "Открытая Россия": Михаил Ходорковский занял второе место по результатам голосования аудитории в студии программы. Мы поздравляем Виталия Лазаревича Гинзбурга и выражаем благодарность всем поддержавшим Михаила Ходорковского.

А сейчас я хочу просто как бы подчеркнуть вывод наших зрителей, какое высказывание в программе было воспринято аудиторией с восхищением – как мужчинами, так и женщинами.
- …это триумф духа, это триумф идеи. Не материальная вещь оценивается сейчас наравне с нефтяными запасами, что там – одна шестая, ну, уже не одна шестая.
ШУСТЕР: Видите, это подчеркивает, что таков был выбор нашей аудитории. Мы обратились в социологическую службу Рамир.ру, предоставив им список наших кандидатов. Их было больше, было 12. Они провели опрос общественного мнения в Москве. Это люди старше 18 лет, москвичи, это телефонные интервью, объем выборочной совокупности 500 респондентов. Опрос был проведен 20-22 декабря. Вот что мы получили. И там Гинзбург на первом месте. Георгий Ярцев на втором. Борис Грызлов, естественно, мы его включили как лидера партии, победившей на выборах, в список. Анастасия Волочкова, Михаил Ходорковский и дальше-дальше-дальше. И опять мы видим, что Владислав Сурков не занимает высокого места. Ну, такова участь не публичного политика. Я еще раз повторяю, мы его включили в наш список, потому что мы считаем, что реально это один из кандидатов на пост.
АРКАНОВ: Предположу, что те из опрошенных, которые не знали, что ответить, если бы им сказали, что Сурков – то он бы был выше «Тату».
- Савик, а если бы им сказали, что я сказал, что мне понравилось, когда выступал Глеб Павловский, вообще бы…
- Савик, у меня есть одно маленькое замечание. Здесь было отмечено, что Президент принял Ярцева. К сожалению, так случилось, что он не принял Гинзбурга. Потому что Абрикосов, который должен был быть вместе с ним, он не пожелал приехать в Россию. Он американский гражданин. Мне кажется, что ошибку надо поправить.
(Аплодисменты)
ШУСТЕР: Пусть это станет итогом этой программы, пусть эту ошибку надо поправить.
Я поздравляю всех с наступающим Новым годом и Рождеством – и католическим, и православным. И до встречи 16 января в пятницу.


Человек года - 2003. // НТВ, "Свобода слова".- 26.12.2003



График колебания зрительских симпатий в студии программы и видеоархив передачи — смотрите здесь >>



Ваше мнение по этой теме — в [форуме] сайта.
Смотрите также другие материалы раздела [политика].

E-mail Андрея Ильницкого: ami@amicable.ru  
2003-2005 © А.М.Ильницкий —› Личная информация / биографическая справка
Тех.поддержка: Виталий Ильницкий   Хостинг: Hosting.HNS.ru