Андрей Ильницкий Андрей Ильницкий
Андрей Ильницкий Андрей Ильницкий
Политические интересы Книгоиздательский бизнес Личные интересы Друзья. Ссылки Обсуждения
E-mail Андрея Ильницкого: ami@amicable.ru

 Ваше мнение 
«Живой журнал» Андрея Ильницкого
 Опрос   —› результаты
Кто будет президентом-2008? Иллюстрация…©…temasha.narod.ru
Кто будет президентом-2008?
C.Глазьев
Б.Грызлов
В.Жириновский
А.Жуков
Д.Зеленин
Г.Зюганов
С.Иванов
А.Илларионов
М.Касьянов
Д.Козак
В.Матвиенко
Д.Медведев
Б.Немцов
В.Путин
В.Потанин
Д.Рогозин
В.Рыжков
С.Собянин
А.Ткачев
Ю.Трутнев
Н.Федоров
А.Хлопонин
А.Чубайс
С.Шойгу
Г.Явлинский
В.Якунин
"Темная лошадка" от        силовиков
"Темная лошадка" от        бизнеса
"Темная лошадка" от        гос.бюрократии
"Темная лошадка" из        парт.бюрократии
"Темная лошадка" из        регионов

 Друзья-партнеры 

Партия "Единая Россия"
EdinRos.ru



MSPS.ru


Фонд "Либеральная миссия" Евгения Ясина
Liberal.ru



 Статистика 
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100  eXTReMe Tracker


Internet Map
Geo Visitors Map

Valid HTML 4.01 Transitional
Политика / Статья А.Ильницкого "Моральный дефолт" ]

А.Ильницкий Моральный дефолт.
Способна ли Россия наконец заплатить по историческим долгам
Тема: демократия в России.

Газета "Известия"
"Известия" / Политика /
А.Ильницкий (№232(26311), 21.12.2002)

Андрей Ильницкий

В начале нынешней недели в "Известиях" была опубликована статья "Две страны одного президента", посвященная анализу российских политических итогов 2002 года. Одним из многочисленных откликов на нее стала статья, написанная известным российским издателем, заместителем генерального директора издательства "ВАГРИУС" Андреем ИЛЬНИЦКИМ.


Сегодняшнее состояние российского общества можно воспринимать как некий итоговый этап развития страны за последние 15 лет, как "время собирания камней" и самоидентификации общества - "кто мы, где мы, что, собственно, построили и куда теперь идти..." Выбор пути, выбор "модернистской модели" - эта проблема интересует всех россиян. И в утилитарно-бытовом смысле "как жить?", и в глобальном "что будет?". Поэтому так важно понять, какой "модернистский проект" ждет от власти общество на грядущих в 2003/2004 гг. выборах и какой проект предложит обществу власть.

Мы за ценой не постоим

В начале 90-х, в "романтический период", государственная политическая и исполнительная власть, пришедшая "прямо с площадей в Кремль", ощущала ответственность перед обществом и рассматривалась им как инструмент для решения главной задачи — перехода от советского тоталитаризма к свободному демократическому обществу.

Базовые ценности "романтического периода" — свобода, частная собственность и либеральные реформы в экономике. Основная задача — демонтаж советской системы.

Задачи, решавшиеся в "период прагматизма", — увод общества от возможности возврата к тоталитаризму, избежание кровопролития и антагонистического раскола общества, национально-территориальные проблемы, приватизации в экономике и др. — должны были быть решены любой ценой.

Каковой оказалась эта "любая цена"?

Революция прошла в основном мирным путем. Либеральные реформы в экономике в целом проведены. Политический режим в России радикально изменился. Налицо выборное формирование власти, конституционно закрепленные свободы и легализованная частная собственность. Острота национально-территориальных вопросов снята, целостность страны сохранена — даже с учетом того, что мы имеем "чеченский узел".

Однако ценой и результатом этих реформ стало: расслоение общества на тонкий слой крайне богатых и массовый слой бедняков, устойчивая тенденция на переориентацию власти с интересов личности на интересы государства и отдельных элит-групп, коррупция и, как следствие всего этого, подрыв доверия общества к властным структурам и демократическим институтам.

Люди фактически "выдавливаются" из легальной государственной жизни — она приватизирована бюрократией.

В итоге: с одной стороны недоверие к власти и политическая апатия общества, с другой — оголтелый цинизм бюрократической элиты.

Общество не интересуется властью, а власть обществом.

Народ-синоним

В начале 90-х мы были объединены в стремлении демонтировать тоталитарную систему. Основной моделью развития предъявленной новой властью обществу была либеральная модель.

Политическая система строилась с нуля.

Пару-тройку лет работала вертикаль свободы - "двери власти приоткрылись". Вертикальная мобильность общества способствовала формированию новой властной элиты. Впервые бывший советский человек почувствовал, что от него в стране что-то зависит, почувствовал достоинство личности. Это был "период романтизма" российского общества.

Сегодня, по прошествии "периода прагматизма", свобода распределена лишь по горизонтали и властная система как на федеральном, так и на местных губернаторских уровнях устроена так, чтобы минимизировать вертикальную мобильность общества. Реально свобода и равенство возможностей по вертикали не работают.

У людей отсутствует ощущение, что от них в стране что-то зависит. Вовлеченность масс в политику минимальна: народ лишь синоним электората.

К сожалению, во многих проявлениях итогом "прагматического периода" реформ в России стала самобытная имитация и стилизация политической системы под западную культуру и демократию.

За все в ответе. Перед начальством

Группы, выигравшие на первых этапах постсоветского общества, быстро освоили преимущества переходного состояния государства и общества, и составили властную элиту, ныне довольно внятно разделяющуюся на рекрутов первой волны начала 90-х и новобранцев "семейного периода" второй половины 90-х. В последнее время добавилось и разделение элиты на "старосемейных" и "новопитерских".

Налицо сращивание крупного бизнеса и власти в центре и на местах, особенно ее исполнительной составляющей - бюрократии. Власть стала предметом корыстных устремлений и ресурсом капитализации интересов отдельных групп.

В результате в настоящей момент властной элитой утрачено ощущение социальной ответственности. Государственные чиновники если за что и отвечают, то не перед населением, а перед начальством, и обществом не контролируются.

Власть и общество в целом крайне коррумпированы.

Россия стоит перед угрозой морального дефолта доверия между властью и обществом - и он во сто крат опаснее финансового.

Наши рулевые

На рубеже 80–90-х гг. фактически было всего две общественных протопартии - прокоммунистическая и антикоммунистическая. Последняя и победила в 1991 году. Затем антикоммунистическая коалиция распалась.

Что мы имеем сегодня?

Несколько упрощенно: на левом фланге — КПРФ и левые маргиналы, центр приватизирован партиями власти, от маргинальной ЛДПР до партии бюрократов "Единство" - эдаких квазикоммунистов советского типа, но без коммунистической идеологии, справа - леволиберальное "Яблоко", либерально-олигархическая СПС и радикалы правого толка.

В регионах политические партии, за исключением КПРФ, представлены слабо и рассматриваются скорее в качестве инструмента политтехнологий, а не как объединения общественных групп, исповедующих определенные ценности. В результате партии внятно не разделены и не структурированы по культурно-мировоззренческим ценностям (исключение - опять КПРФ). Политическая риторика, цинизм, стилизация и имитация порождают недоверие избирателей и путаницу в понятиях.

Периферийные ценности

Очень похоже, что за истекшее десятилетие произошла революция ценностей. Однако социологические исследования показывают, что это не совсем так.

Базовые ценности у людей за истекший период сохранились.

Заметной эрозии подверглись лишь ценности властных элит - морально-этические нормы оттеснены на периферию меркантильностью и цинизмом.

Социологи утверждают: революция ценностей в мозгах россиян случилась много ранее, в 50-60-х гг. - еще на этапе перехода советского общества в индустриальную стадию. Жертвоприношение себя "светлому коммунистическому завтра" заканчивалось. Из той эпохи - приоритет семьи и благосостояния. В позднесоветский период французские комедии и американские боевики, "Битлз" и Джо Дассен, пара финских или югославских сапожек, доставшихся из-под полы или по блату, эффективно рекрутировали советских людей в ряды приверженцев общечеловеческих ценностей.

Постсоветское общество - естественный преемник общества позднесоветского. Новой элите не было необходимости навязывать ему либерально-западнические ценности. Идеал свободы и приоритет интересов личности сплотил общество на рубеже 80-90-х гг. - именно это было идейной основой "периода романтизма".

Тем более важно то, что, несмотря на весь цинизм этапа "прагматизма", отката россиян от либеральных ценностей за истекшее десятилетие не произошло. Последние исследования социологов показывают: большинство россиян (около 70%) по-прежнему превыше всего ставят индивидуальные свободы и интересы личности, отводя государству роль гаранта их соблюдения.

Да, конечно, в этих ответах россиян содержится, может быть, больше желания казаться европейцами, нежели реального каждодневного стремления ими быть. Но важен и идеал - французский политтехнолог Жак Сегела утверждал: "Люди голосуют за идею, а не за идеологию, голосуют за будущее, а не за прошлое, голосуют за судьбу, а не обыденность".

Главный же ценностный дефицит сегодня - доверие. И это подрывает моральные и нравственные основы общества...

Общество городских хуторян

Таким образом ценностная модернизация в России почти завершилась. Основной стопор заключается не в ценностных приоритетах, а в отсутствии у россиян навыков к самоорганизации и взаимодействию. Как справедливо указывает социолог Л. Бызов, "утратив архаичные структуры и мифы коллективного бессознательного, наше общество при всей своей рационализации, не смогло сформировать нацию. Несмотря на стремительную модернизацию в отдельных социальных группах, социальная ткань общества в целом остается бесхозной..." Иными словами, стране нужно не население, стране необходимы граждане...

Пока же мы имеем неустоявшееся общество "городских хуторян". Преодоление атомизации общества, социальной апатии возможно лишь через наращивание связей в обществе - и горизонтальных, и вертикальных. Социологи утверждают, что успех здесь отнюдь не гарантирован. За перевалом модернизации может следовать лишь утрата национальной идентичности и распад страны. Таков вызов "этапа модернизации".

Путинская относительно стабильная и "приглушенная" действительность породила у россиян ложное ощущение, что, несмотря на развал и застой в каждой конкретной области, страна в целом идет в правильном направлении - мол, "где-то там за углом все хорошо". Это состояние умов является довольно неустойчивым и чреватым социальными конфликтами.

Тугая поступь модернизации

Прежде всего необходимо перенести акцент реформ с экономических проблем на политическую базу. Политические институты России начали отставать от экономических. Ценностные установки россиян сталкиваются с невозможностью их практической реализации. Созданная в России либеральная политическая система переходного типа должна быть наполнена демократическим содержанием.

Но может ли существовать демократия в стране, где власть не озабочена личным достоинством своих граждан? Где власть не интересуется населением, а население не интересуется властью?

Демократии не бывает там, где человек не чувствует, что от него что-то зависит.

Центральной задачей "периода модернизации" должна стать реформа власти. Как справедливо пишет И. Клямкин: "До тех пор пока государство не отделено от собственности, пока административно-управленческий аппарат не поставлен под общественный контроль и не несет ответственности перед обществом за принимаемые решения, о модернизации можно забыть".

Тяжело, однако, представить, чтобы власть, в особенности бюрократия, "сама себя высекла". Скорее наоборот - налицо стремление значительной и влиятельной части элиты затормозить преобразования политической системы в желании законсервировать свой статус.

Формально мы имеем конституционно закрепленные свободы, разделение властей на судебную, законодательную и исполнительную. Однако модернизация "идет туго".

А все-таки они есть!

Какие же модернизационные ресурсы остаются в этом случае у общества? Исходя из мировой практики и нашей ментальной приверженности к европейским ценностям ответ очевиден и однозначен: развивать институты гражданского общества.

Однако, как уже говорилось выше, строительство гражданских институтов блокируется неспособностью россиян к самоорганизации.

Так что, тупик? Полагаю, не совсем. Я вижу три ресурса построения гражданского общества.

Первый ресурс — бизнес, причем прежде всего малый и средний бизнес. Базовый ресурс, собирающий и формирующий людей с активной жизненной позицией. Интегрировать российское общество можно, опираясь среди прочего и на корпоративную этику, прививаемую людьми, работающими в бизнес-структурах. Относительный материальный достаток тех, кто работает в негосударственных сферах, является в этом плане немаловажным фактором. Степень свободы личности, ее независимость от власть имущих определяется в том числе и этим.

Второй ресурс — создание медиа-пространства, консолидирующего граждан на основе реформаторских идей и общечеловеческих ценностей. Люди модернистского толка не знают, что их в нашей стране большинство. Думают, что реформаторские убеждения разделяют лишь они сами, но не народ в целом. СМИ должны разрушать этот миф. Один лишь пример: в России, по данным журнала "Эксперт", около 20% населения позиционирует себя как средний класс, при том что показатели качества их жизни пока не соответствуют мировым стандартам. Люди стремятся и хотят быть средним классом. Под это стремление и надо "подставить" консолидирующие механизмы, в частности СМИ, ориентированные на средний класс, - "Газета среднего класса", "Журнал среднего класса" и т.д. Нужны СМИ ясные, внятные, формирующие и обслуживающие мировоззрение среднего класса, собирающие, но не противопоставляющие его другим социальным группам. Их создание и финансирование - задача, которую должен решать крупный бизнес, понимая, что умение договориться с властью должно быть подкреплено работой с обществом.

К сожалению, пока мы наблюдаем ориентацию СМИ скорее на продажу себя власти, нежели обществу. "Первая древнейшая" профессия все больше смыкается со "второй"...

И, наконец, партийное строительство. То обстоятельство, что часть российской элиты рассматривает партии как декорации на спектаклях, разыгрываемых ими, не означает, что эта идея девальвирована в общественном сознании. Обществу пока не предъявлена достойная и внятная партийная структура, базирующаяся на четких ценностях и традициях. А резервов здесь много. Возьмем лишь правый фланг - тот, где по идее должны быть сконцентрированы модернистские силы. Фактически здесь мы видим лишь леволиберальное "Яблоко" и либеральную СПС. "Общебуржуазной" партии, представляющей интересы нарождающегося малого и среднего бизнеса — основы нарождающегося среднего класса, нет. Нет партии по настоящему правой культуры с установкой на семейные ценности, экономические свободы и сильное государство. А ведь спрос на либерально-консервативные ценности в обществе есть. Партии и СМИ не дадут людям с активной жизненной позицией чувствовать себя одинокими в этой стране.

Приоритетной задачей модернистов является реформа элиты, которая в нынешнем своем состоянии не проявляет качеств, необходимых для выполнения роли лидера. Элита и власть должны задуматься над своим моральным обликом в глазах общества. Цинизм, имитация и коррумпированность подрывают сами основы политической системы, а результатом может стать радикальная смена элит.

Необходимо активизировать вертикальную мобильность общества, рекрутируя в элиту новых граждан - создание конкурентной среды во властной элите только оздоравливает ее. Причем работать над вовлечением людей во власть необходимо системно. Через партии, общественные организации, бизнес-ассоциации, правозащитные структуры и т.п. Без включения в общественно-политическую деятельность значительного числа россиян мы будем по-прежнему иметь лишь имитацию демократического общества.

Путин думает за нас

И наконец, самое главное. Так сложилось, что у нас сегодня почти все зависит от президента. От того, какой проект реформ, какое видение государства предложит президент обществу на предстоящих выборах, зависит то, по какому пути пойдет Россия. Очевидно, что президент - за проект сильного государства. Пока открыт вопрос, какое содержание подразумевает В. Путин под этим термином. Понимание роли государства как силы, нависающей над людьми, регулирующей сверху все общественные процессы, - в российской традиции. Однако как показывают исследования, россияне в большинстве хотят видеть в государстве гаранта, обеспечивающего права и свободы граждан. В такой парадигме - примате закона и прав его граждан - сила государства В первом, традиционном, случае - человек для государства, во втором - модернистском - государство для человека. Первая конструкция в российской традиции, вторая - в головах сегодняшних россиян. Страна и ее политическая система сейчас находятся в переходном состоянии. Возможна реализация и того, и другого проектов. Какой из этих проектов предъявит Владимир Путин России, мы узнаем достаточно скоро...

Андрей Ильницкий
Декабрь 2002 г.


Рекомендуем Вам следующие материалы на эту же тему:


Ваше мнение по этой теме — в [форуме] сайта.
Смотрите также другие материалы раздела [политика].

E-mail Андрея Ильницкого: ami@amicable.ru  
2003-2005 © А.М.Ильницкий —› Личная информация / биографическая справка
Тех.поддержка: Виталий Ильницкий   Хостинг: Hosting.HNS.ru