Новая стратегия сдерживания России

Статья Андрея Ильницкого о новой стратегии Запада во главе с США по сдерживанию России, опубликованная в официальном органе печати вооружённых сил РФ — газете «Красная звезда». Систематизация фактов о технологиях кибер-инфовойны, развязанной Западом против России.

Россия сталкивается с геополитическими угрозами в контексте коронакризиса, глобального экономического коллапса, политической хаотизации Запада и военных приготовлений США.

Чуть более месяца назад, 11 мая, RAND Corporation – ведущий американский аналитический институт, разрабатывающий стратегию для правительства США и Пентагона, представил доклад «Вглядываясь в хрустальный шар. Целостная оценка будущего ведения войны» (англ. – Peering into the Crystal Ball. Holistically Assessing the Future of Warfare). В этом документе Россия чётко позиционируется как противник США, а значит, противостояние с Соединёнными Штатами будет нарастать не только на земле, в морском и воздушном пространстве, но и в иных сферах, включая космос, информационное и киберпространство.

На сегодняшний день очевидно, что Россия – объект крупномасштабного информационного воздействия и в отношении неё развязана информационная вой­на. Цель развёрнутой кампании – дискредитация Российской Федерации на международной арене, конструирование в её лице у населения зарубежных стран образа врага – страны-агрессора, страны кибертеррориста. Вместе с тем в информационном пространстве проводятся мероприятия, направленные на подрыв доверия российского общества к власти, разрушение социальной инфраструктуры, что в итоге ведёт к ослаблению государства. Для достижения этих целей используются все возможные информационные каналы, все существующие классические и цифровые медиа.
Одним из ключевых инструментов для проведения подобного рода информационных кампаний выступают социальные сети. В западном сегменте таких социальных медиа, как Facebook, Twitter и Youtube, технологично, целенаправленно и системно идёт формирование негативного образа России.
К такому выводу пришли авторы аналитического отчёта компании АО «Крибрум», подготовленного по заказу Центра политической информации, «Информационная война против России. Конструирование образа врага». Этот документ – первый в серии исследований социальных сетей и СМИ с целью выявления инструментария и методов наших информационных противников.
По мнению российских экспертов, этот негативный образ России, формируясь в западном информационном пространстве, переносится/экспортируется в сознание жителей РФ через русско­язычные платформы на Украине, в Грузии, Польше, Прибалтике, Израиле и ряде других стран, а также посредством пятой колоны внутри страны.
Чем пугают западного обывателя? Агрессивной Российской армией, нависающей над границами «свободного мира», и её «зловещими и всепроникающими» хакерами на службе спецорганов РФ, цель которых состоит в подрыве основ западной цивилизации.

Поводы для критики России на геополитической арене разнообразны, вместе с тем технологии крайне однообразны. Отрабатывается, по сути, один и тот же сценарий: на российских хакеров бездоказательно возлагается вина за любой инцидент – от сбоя в работе муниципальных электросетей до вмешательства в выборы.
Одна из наиболее резонансных спецопераций «ОБВИНИ РУССКОГО» – это приписывание русским хакерам атак на чешские медучреждения, совершённых в период с декабря 2019 года по март 2020 года. Казалось бы, ряд мелких и локальных киберинцидентов без серьёзных последствий. И это так, но ровно до той поры, пока не было решено использовать их для формирования антироссийских настроений в контексте сноса памятника маршалу Коневу в Праге 3 апреля 2020 года.
Ключевым моментом, а точнее, поводом к таким безосновательным обвинениям послужило опубликованное 9 апреля 2020 года письмо министра обороны РФ генерала армии Сергея Шойгу с требованием вернуть памятник России. Через три дня после письма российского военачальника президент Чехии Милош Земан назвал демонтаж памятника «глупой и смешной акцией», затем озабоченность нашего министра поддержал его чешский коллега, пошло общественное движение против сноса памятника.
Однако уже 16 апреля в ряде чешских и западных СМИ появляются первые обвинения против России в хакерских атаках на мед­учреждения Чехии. Национальное издание Seznam Zprаvy вышло с заголовком «Источник кибератак на чешские больницы раскрыт». Обвинения строятся на неких
IP-адресах, находящихся в аренде у компании, офис которой зарегистрирован в Москве.
По такому же сценарию были разыграны карты с кибератаками на британские медучреждения. 22 апреля посол Великобритании в РФ Д. Бронер поблагодарил МИД России и «Аэрофлот» за помощь в возвращении граждан Великобритании на Родину в связи с коронакризисом. А уже 3 мая Британский национальный центр кибербез­опасности обвинил Россию в попытках кражи разработок английских вирусологов, занимающихся поиском вакцины против коронавируса, проведённых в начале марта 2020 года.

Поводы для критики России на геополитической арене разнообразны, вместе с тем технологии крайне однообразны

Параллельно с этим и в Германии развернулась антироссийская пропагандистская кампания по обвинению русских хакеров, работающих на военную разведку России, во взломе серверов бундестага и личной почты федерального канцлера А. Меркель летом 2015 года. Нагнетая антироссийскую истерию в немецком обществе, геополитические конкуренты Москвы ставили своей целью подорвать инициативы влиятельных представителей местной элиты по отмене санкционного режима в отношении РФ, не допустить сотрудничества двух стран в борьбе с пандемией, заблокировать ввод в эксплуатацию газопровода «Северный поток – 2», а также обратить вспять наметившуюся оттепель в российско-германских отношениях.
Известно, что западные спецслужбы давно научились имитировать особый хакерский почерк различных IT-специалистов. В некоторых случаях Запад может создавать ложную хакерскую группировку, которая используется для организации провокаций. Для грамотных специалистов не представляет труда воспроизвести уникальный стиль работы любой хакерской группировки, в том числе и пресловутых русских хакеров, – т.н. TTPs (Tactics, Techniques, and Procedures – «тактика, методы и технологии»). И такую методику имитации кибернападений под чужим флагом США и союзники активно используют уже на протяжении нескольких лет.
Миф о вездесущих российских хакерах, способных залезть куда угодно и отключить что угодно, стал такой же страшилкой для западных политиков, как «Бугимэн» для американских детей. Удивительно, как до сих пор ещё не обнаружены и не попали в печать добытые доблестными джеймсами бондами фото клавиатур компов русских хакеров, на которых случайно и небрежно валяются окурки папирос «Беломорканал», бутылки из-под водки «Столичная», а также паспорта и удостоверения личности российских офицеров. Мы же, русские, даже в туалет ходим, лишь предъявив паспорт представителю тоталитарного режима, иначе никак нельзя…
Треть западных пользователей Twitter связывает образ России с силовыми структурами (армия, ФСБ, СВР, ГРУ, спецслужба, спецназ).
Главной целью подобных антироссийских провокаций в киберпространстве является формирование в западном общественном сознании своеобразной киберофобии в отношении России для подрыва усилий Москвы по выстраиванию стратегического баланса сил на международной арене, восстановлению доверительных отношений с зарубежными партнёрами, а также успешной борьбе с коронавирусной пандемией.
При этом, если коронакризис сходит на нет, то нагнетание обстановки продолжается.
Вот фрагмент публикации The New York Times от 28 мая 2020 года: «В соответствии с президентским приказом, изданным в 2018 году, генерал Пол Накасоне, командующий киберкомандованием США, может действовать самостоятельно в операциях, не связанных с войной, в том числе таких, которые предполагают отпор Москве… Они приступили к операции по внедрению вредоносного программного обеспечения в российские энергосистемы, намекнув на то, какой ответный удар может ожидать Россию в том случае, если Москва попытается атаковать американскую инфраструктуру».
Россия должна не только учитывать эти угрозы, но и работать на опережение. Обеспечение информационной и кибербезопасности носит межведомственный характер, требует синхронизации всех спецслужб и силовых органов, гражданской власти и общества. Важно разработать консолидированную национальную политику обеспечения безопасности.
При этом необходимо наличие встроенной в систему государственного управления социально-экономической модели мобилизационного типа, дублирующей/страхующей на случай возникновения разного рода гибридных кризисов типа коронавируса или кибертехногенных сбоев в будущем.
На формирование такой стратегии направлены поправки, вносимые Президентом РФ в Конституцию, голосование по которым назначено на 1 июля 2020 года. Речь идёт о статье 71. Зафиксировано, что в ведении Российской Федерации, в частности, находятся:
– «и) федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транспорт, пути сообщения, информация, информационные технологии и связь; космическая деятельность»;
– «м) оборона и безопасность; оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования; обеспечение безопасности личности, общества и государства при применении информационных технологий, обороте цифровых данных».

Значимость этих поправок трудно переоценить.

Андрей ИЛЬНИЦКИЙсоветник министра обороны Российской Федерации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.