Известия: «Mortal combat в Химках!»

Чудесным октябрьским утром над Химками взошло солнце и открылись избирательные участки. Некоторые эксперты предсказывали высокую явку — еще бы, избирательная кампания за последний месяц разогрела город до предела. Но к 10 утра проголосовало меньше 2% избирателей, а к 15 явка составила всего 16%.
Для тех, кто не слишком пристально следит за политическими процессами, напомню: избирательная кампания в Химках обещала быть знаковой, а также рубежной и вообще Чрезвычайно Важной. Именно тут, под Москвой, оппозиция должна была дать решающий бой андроидам в серых пиджаках. Но нет.

Когда пришел октябрь, стало окончательно понятно: «единому оппозиционному кандидату» светит третье место, бескомпромиссному борцу с коррупцией — второе, а победа, похоже, достанется крепкому хозяйственнику в том самом сером пиджаке. Ну ладно, в темно-коричневом.

Посмотрим с технологической точки зрения, как так вышло.

Сколько-нибудь заметны в городе были три кампании:

1) кампания Шахова. Очень много агитационных материалов в стиле «много букв», красный шрифт на белом фоне, 330 встреч по дворам, а также свой собственный «народный фронт» (коалиция поддерживающих Шахова общественных организаций);

2) кампания Чириковой. Очень много Twitter, листовка с Навальным, две акции «Агитируй Химки!» со звездным московским десантом, много протеста в голосе и в глазах;

3) кампания Митволя. ОЧЕНЬ много пикетов, плакатов, расклейки, трафаретов и газет. Общий смысл всего этого богатства был трудноуловим, поскольку Митволь попытался совместить образы оппозиционера и хорошего управленца. Нелегкая задача.

Фактически какую-то позитивную повестку пытался обсуждать только Шахов; на действия других кандидатов он не реагировал и упорно продолжал свое: «Я не политик, я управленец, я построю четыре поликлиники и много детских садов». Судя по всему, этот неброский позитив и сработал. В другом случае, в менее нервной и политизированной обстановке, может быть, и не сработал бы. Но конкуренты помогли.

Когда стало очевидно, что чуда демократии не произойдет, Химки захлестнула волна чернухи. Как будто разом вспомнились все технологии из 1990-х. Заборы и стены, густо исписанные фамилиями кандидатов. Листовка «Этот кандидат построит мусоросжигательный завод». Но особенно отметим газету с главным месседжем «Таджики за Шахова, он увеличит квоты для трудовых мигрантов» и ночные звонки жителям из различных «социологических служб». Представьте себе, как в три часа ночи вам звонит робот и сообщает: «14 октября — выборы. Явка и голосование за Шахова обязательны». Кстати, и вчера к половине седьмого вечера обзвон робота продолжался. Теперь, говорят, он строго спрашивал: «А вы уже проголосовали за Шахова?»

Четыре ночи такого обзвона, накрывающего чуть ли не 100% квартир, — это мощный удар, но и это не сработало на пользу оппозиции. Точнее, сработало наоборот. Чудовищно низкая явка как симптом усталости и отвращения к любой политике в итоге сыграла против оппозиционных кандидатов. Эх, надо было им делать мобилизационную кампанию, чтобы жители Новых Химок (де-факто москвичи по стилю жизни и мировоззрению) восприняли выборы в Химках как свою «новую Болотную».

Вывод из этого простой: классические избирательные технологии в России по-прежнему работают. Скучные для внешнего наблюдателя встречи во дворах и длинные программные тексты, обращения к трудовым коллективам и работа с локальными сообществами — эффективны. Особенно на фоне ликующей чернухи. Но тут, внимание, внезапный сюрприз — содержание кампании, ее идеология все еще имеют значение. Чирикова с ее дефициентной, но не утратившей остатки содержания риторикой получила больше голосов, чем Митволь. И это как-то справедливо, что ли.

Еще в Химках резвился Паук, но не слишком убедительно. Я думаю, смысл его участия в кампании — придание происходящему оттенка карнавальности, но эта задача выполнена не была. «Звериная серьезность» Чириковой и Митволя помешали выборам в Химках превратиться в веселое шоу. Напротив, они стали тяжелой неприятной драмой.

День голосования побил все рекорды по количеству мутных историй. Якобы увеличившееся количество избирателей на некоторых участках, удаление наблюдателей — это все цветочки. Тиражи «черных газет» в машинах, якобы пойманные за руку «карусельщики» (доказательств так ни у кого и нет), силовые группы — всё как в учебнике. Выставка достижений технологического хозяйства. Часть этого можно объяснить «самострелами» оппозиции, часть — сложившимися за годы привычками избирательных комиссий. Наличие КОИБов и веб-камер сильно затрудняет (практически делает невозможным) вбросы, но и вокруг списков избирателей («посмотрите, посмотрите, тут Марья Ивановна из четвертой квартиры в списках, а она уже умерла!») можно устроить множество скандалов.

Последнее прибежище проигравших — дискредитация выборов, та самая фиксация 10 тыс. нарушений. Создание впечатления, что виноват кто-то другой. Как написал кто-то в Twitter: «Ведь Чирикова не станет мэром, не потому что она дура, а потому что снова нарушена демократия».  Увы, самые рефлексивные оппозиционные активисты уже всё прекрасно понимают и так не думают. Причина поражения — в том, что технологи не смогли обеспечить мобилизацию. Химки не стали полигоном для победы «сил добра». Крепкие хозяйственники снова растоптали креатив и гражданскую позицию. Для этого им даже не пришлось устраивать ад репрессий.

Мне кажется, мы все слишком много думали о Химках. Сработал синдром «завышенных ожиданий» — от этой кампании все ждали чего-то невообразимого и поэтому быстро перегорели.

Да, и напоследок. Результаты голосования: Шахов — 47%, Чирикова — 20%, Митволь — 15%.

Ссылка на оригинал: http://izvestia.ru/news/537657

5 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.