Приступил к спасению

Став губернатором, Сергей Шойгу сразу взялся наводить порядок с главным достоянием Подмосковья — землей. Теперь на ней должна зарабатывать в первую очередь сама областьСергей Шойгу — о первых ста днях своего губернаторства в Московской области.

Сергею Шойгу теперь приходится не подсчитывать ущерб от бедствий и катастроф, а думать о прибылях. И свои сто дней новый губернатор Московской области встретил во всеоружии: пообещал за пятилетку удвоить подмосковный бюджет. А еще он намерен навести порядок с «землей и волей» — взять под контроль земельные отношения и обеспечить в регионе честные выборы.

Словом, «план спасения» для Подмосковья готов, пора прояснить его детали…

— Сергей Кужугетович, изменилось ли ваше отношение к новому хозяйству за эти 100 дней и как? Все оказалось сложнее, чем вы ожидали, или наоборот?

— Не понимаю я такой даты, как сто дней. То ли дело 270: за 9 месяцев ребенок рождается — реальный результат. Или другая дата: 18 лет — совершеннолетие, ее смысл понятен, общепризнанный рубеж. Ну что можно сделать за сто дней? Как их вообще отмечают?
— Наверное, так же, как и 270?..

— Вот это мне приходилось праздновать, но как именно — не помню, давно было. А если серьезно, то все, с кем я сюда пришел, сейчас испытывают чувство азарта. Интересно! Осваиваем новую профессию. Меня предупреждали, что будет сложно, ворчали, что в этом возрасте поздно менять профессию… Не согласен. И возраст подходящий, и сложности только раззадоривают. Ощущение такое, как в детстве накануне дня рождения: очень хочется, чтобы скорее наступило заветное завтра. И у взрослых этого детского азарта не меньше: так хочется уже сейчас посмотреть, что получится из задуманного!

— Смотрю — вам напрасно сочувствовали: мол, дело новое, область убыточная…

— Я не в том возрасте, чтобы идти туда, куда не хочу. И уши не собираюсь отмораживать назло бабушке: мол, вот стану губернатором, вы все посмотрите! Да, тут непросто и все иначе, чем было до этого. Начать с того, что тут другая, «мирная» жизнь. Но это интересно.

— То есть вы сами попросились?

— Скажем так: обсуждались разные варианты, но я выбрал этот. Сделанный шаг не означает, что другие возможности автоматически закрылись. Думаю, они возможны в  будущем. Ведь жизнь не заканчивается на том, что я стал губернатором Московской области. Но на данный момент это мой выбор и это для меня главное — сделать, что наметил и задумал. Хотя бы потому, что период обещаний и больших надежд быстро проходит, заставляя оправдывать делами сказанное.

— Получается, вы уже видите для себя дальнейшее развитие карьеры?

— Если вы о том, что я рассматриваю свой нынешний пост как некий трамплин для прыжка куда-то повыше, то нет. Никогда не гнался за должностью и не разделяю нынешней моды, что цель существования — вскарабкаться как можно выше по служебной лестнице.

Вокруг столько интересных задач и целей. Например, мы хотим за 5 лет удвоить бюджет и осуществить целый ряд проектов, способных сделать жизнь в области совсем иной по уровню и качеству.

— Как намерены выбираться из долгов? И так-то области приходилось несладко, а тут еще расширение Москвы, которое де-факто забирает из облбюджета свыше 30 миллиардов рублей…

— Будем восполнять потери. Нефти и газа у нас нет, да и с металлами проблема, зато есть земля, на продаже которой сегодня зарабатывают все, только не область!

— Как такое вышло?

— Схема простая: приобретаются гектары земли сельхозназначения, переводятся в другую категорию — как правило, под строительство — и продаются уже в 40—50 раз дороже. Что получает бюджет? Мизерные деньги. Но область сама могла бы так зарабатывать, только не настолько бездумно, как это делают частники, которым не важно, что после них. Сейчас мы готовим несколько проектов. Именно проектов, а не участков земли. Будем продавать землю под строительство, но с обязательствами. Например, под город-спутник или под микрорайон с инфраструктурой. Область возьмет на себя обязательства подвести туда воду, газ, электричество, а частники пусть строят!

Право слово, обидно, когда один из крупнейших российских банков приобретает у некоей фирмы 400 гектаров под строительство, по стоимости равных двум долгам Московской области. То есть мы могли бы за 200 гектаров погасить долг Московской области.

— Иными словами, областное правительство намерено само заняться продажей ненужных земель сельхозназначения?

— Почему же ненужных? В наших планах как раз сделать так, чтобы эти земли заработали по назначению. А таких — 450 тысяч гектаров. Собственники в большинстве своем сегодня относятся к ним прохладно: мол, хочу — сею, а хочу — и не сею. Такое отношение оправданно: земельный налог крайне низкий — 0,3 процента от кадастровой стоимости. Вот и берут тысячи гектаров, а не сеют и не пашут. Надо поднять налог на неиспользуемую сельхозземлю, чтобы или сами пахали, или сдавали в аренду тем, кто будет это делать. Нужны изменения в Налоговый кодекс. А ведь есть еще 200 тысяч гектаров федеральных земель…

— Это вы про земли, принадлежащие Минобороны, Россельхозакадемии, энергетикам, «РЖД»?

— Именно. Мало того что за аренду этих земель область не получает средств, так ведомства еще и ими приторговывают. Включите телеканалы — перманентная реклама: «Продается земля, обращаться в Минобороны, телефон…» Считаю, каждый должен заниматься своим делом.  Минобороны  — родину защищать. Если этим ведомствам столько земли не нужно для исполнения своих функций, то следует перевести ее в ведение Федерации или региона. Навести порядок несложно — достаточно запретить этим ведомствам продавать землю и постройки на ней, провести инвентаризацию, передав излишки в ведение Росимущества или области.

— Права на то, что уже было продано и используется не по назначению, по-вашему, подлежат пересмотру?

— Мы хотели бы в 30-километровой зоне с Москвой ввести упрощенный порядок изъятия земель, используемых не по назначению. И речь не только о сельхозземлях. Например, человек мог взять участок под строительство бизнес-центра, а построил рынок. Он тоже нужен, но в ином месте — рядом с железной дорогой, с нормальными транспортными коммуникациями. Как быть? Мы хотим получить право приходить к таким нерадивым застройщикам и предлагать два варианта: или исполнить то, на что они подрядились, или вернуть землю с компенсацией им затрат на строительство. Никакой конфискации! Все справедливо. Но мы намерены добиваться того, что нужно области.

— А если на этой земле выросли элитные коттеджные поселки?

— Элитное жилье, как правило, с такими нарушениями не строится. Скорее речь идет об экономсекторе. По прежнему месту работы мне не доводилось сталкиваться с тем, как цинично и хладнокровно обманывают людей. Такое мошенничество, как в Мытищах, невозможно без участия и чиновников, и проходимцев от бизнеса. Сегодня сложно даже для нормального строительства получить разрешение на подключение к газу, воде, электричеству. Поэтому считаю, что и обтекаемое понятие «чиновник» должно в таких ситуациях обрести конкретное имя, фамилию и отчество. Равно как и мошенник. И сидеть они должны на одной скамейке.

— На чем, кроме земли, планируете зарабатывать?

— Забавная вещь получается: столько лет общался с разными состоятельными россиянами, а не задумывался, что достаточно штампа в паспорте или бумаги о регистрации фирмы — и это уже меняет жизнь целого региона!

— Как известно, Абрамович зарегистрировался на Чукотке, Прохоров — в Еруде, а вы кого намерены «прописать»?

— Я уверен, что должны прийти те времена, когда бюджет области и благосостояние граждан не будут зависеть от того, кто из представителей крупного бизнеса «прописался» в их регионе. Все должны иметь равные возможности для развития своих территорий. Для этого и существует Налоговый кодекс, в который практически каждый год вносятся корректировки и который становится все совершеннее.

— И это решит проблему?

— Не сразу. Мы не можем ждать, когда кодекс станет безупречным. У нас сегодня есть много неиспользованных резервов. Пока рассматривается вопрос об уплате НДФЛ по месту жительства. Нам уже сегодня можно и нужно добиться того, чтобы компании, которые работают в области, здесь же платили налоги. Платите у нас налоги? Поможем всем, чем сможем. И  льготы дадим тем, кто, например, строит комплексно — и дома, и детсады, и школы. Или тем, кто будет участвовать в жизни области: например, поддержит спортивные школы, дома творчества и т. д.

— Фирмы-москвичи не пустите?

— Да пусть живут хоть в Амстердаме! Но налоги платят в области, если уж тут делают бизнес. Они зарабатывают, а нам пополнение областной казны позволит создавать столь важную социальную инфраструктуру. Или реализовать такой масштабный проект, как парк «Россия». Это будет самый большой не только по площади, но и по количеству объектов парк в Европе.

— Не дают покоя лавры Диснея?

— При чем тут Дисней? Речь о ландшафтном парке, где в миниатюре будут представлены все известные природные, культурные или исторические достопримечательности различных регионов страны. Есть у нас интересные проекты и транспортных систем: скоростной трамвай, канатная дорога, новые электрички. Пока это все в стадии обсуждения, сказать что-то конкретно рано. Ведем переговоры и с «азиатскими тиграми» — Сингапуром, Китаем, Японией. Планируем в октябре выйти на подписание соглашений по сотрудничеству. Рассчитываем в итоге, что в области появятся не просто новые производства и рабочие места, но они будут еще и высокотехнологичными.

Мы хотим в ближайшее время построить в области новый многопрофильный медицинский центр с самым современным оборудованием и высококлассными специалистами, прошедшими стажировку в ведущих европейских клиниках. Чтобы жители Подмосковья могли пройти диагностику, получить качественное лечение у себя дома, не тратя в случае серьезной болезни огромные деньги на полеты в зарубежные центры.

— В итоге город и область сольются, станут одним субъектом Федерации?

— У Москвы и области де-факто единая транспортная система. В выходные из города выезжают около 12 миллионов человек. Вот уже и метро вышло за МКАД… Сейчас мы работаем над планом легкого метро и скоростного трамвая, чтобы разгрузить железную и автомобильные дороги.

Энергетика — тоже общая, равно как и связь. Область отчасти поставляет тепло в Москву. И наоборот. В общем, это один большой взаимозависимый организм.

— По-вашему, Москву и область ждет судьба Большого Парижа?

— Скорее я бы назвал это столичным федеральным округом, внутри которого города, префектуры и районы остались бы относительно самостоятельными единицами с выборными главами и бюджетами. А над ними — единое правительство. На мой взгляд, это самый удобный вариант управления с учетом всех исторических и иного рода особенностей.

— Как быть с госучреждениями?

— Думаю, что госучреждения, которые сейчас предполагается перевести на новые территории Москвы, с таким же успехом могли бы разместиться и в области. Московская область — это же не штат Оклахома, а такая же российская территория. Разгрузить столицу, мне кажется, надо, переводя производства из Москвы в область. И сделать все, чтобы сократить количество жителей Подмосковья, каждый день уезжающих на работу в Москву, а вечером возвращающихся обратно. А таковых, по самым скромным подсчетам, больше миллиона человек. На машинах, автобусах, электричках.

— Кстати, об электричках: в чем причины приостановки продажи принадлежащего области пакета ОАО «Центральная пригородная пассажирская компания»?

— Мы не закончили обсуждение порядка этой продажи и цены. Хотелось бы еще понять, как будут строиться наши отношения с приобретателем актива в будущем. Мы не хотим, чтобы с продажей пакета акций этой компании перестал бы исполняться целый ряд социальных обязательств. Тем не менее рано или поздно продадим, но обдуманно.

— У Подмосковья есть еще одна больная точка — ветхое состояние тепло- и энергосетей. Что делать будете?

— Думаем ввести альтернативные источники теплоснабжения: на многоэтажные дома поставить индивидуальные газовые котлы. На ремонт тепловых сетей нам нужно порядка 20 миллиардов рублей. А если их не трогать? Проще и дешевле поставить такой котел — сэкономим не только на ремонте, но и на потерях тепла. Запад так живет. Заодно решим вопрос со старыми котельными: их владельцы теперь сами будут менять сети, чтобы продать услугу. Возникнет конкуренция, и тогда мы уже наконец забудем, что это такое, когда на 2—3 недели отключают горячую воду. А область в целом газифицируем. И это лишь одно из решений.

— Вы сказали, что область не будет «заповедником административного ресурса» и поменяет политическую стилистику. О чем речь?

— О выборах. Нужны чистые,  прозрачные выборы, без черных технологий, без грязи, без пустых популистских обещаний. Во власть должны прийти, должны быть избраны народом люди с опытом созидать, профессионалы, реально стремящиеся сделать жизнь лучше для народа, который их выбрал. А не для себя любимых. Сейчас же у нас в области множество разных схем по формированию власти. Мы попробуем изменить ситуацию и сделать везде по области прямые выборы. Конечно, здесь мы очень надеемся на поддержку наших законодателей.

— Ну как попеняют: сами не избираетесь, а других заставляете?

— Не хотят, пусть не избираются! Перефразируя Козьму Пруткова, хочешь быть министром, будь им. Однажды мне пришла в голову простая мысль: как определить критерий открытости власти и отсутствия административных барьеров? Это когда зарабатывать станет легче, чем воровать.

Что же касается моих выборов, то, поверьте, они меня не пугают. Я проходил через них много раз. Но делать это по велению моды? Нет. Сегодня и без выборов в регионе есть масса проблем, которыми надо заниматься.

Ссылка на оригинал: http://www.itogi.ru/russia/2012/34/181189.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.