Лучший учитель Москвы-2012 Вита Кириченко: «Школьные сочинения себя изжили»

На прошлой неделе прошел финал конкурса, на котором определяли лучшего учителя столицы. «Комсомольская правда» побеседовала с победителем конкурса — заместителем директора московского Центра образования №1479, преподавателем словесности Витой Кириченко. Публикуем беседу на нашем сайте.

— Вита Викторовна, сейчас учителю русского языка, наверное, трудно — дети все меньше читают…

Вита Кириченко теперь будет представлять столицу на Всероссийском учительском конкурсе.
— Да, если сравнивать сегодняшних детей и тех, кто учился четыре года назад, видно — нынешние читают меньше. Но при этом количество информации ребята получают приблизительно такое же, как и их сверстники десять лет назад. Другое дело, что ее источники иные.

Все меньше детей в состоянии осилить крупные по объему произведения — ту же «Войну и мир». А вообще, думаю, среди моих учеников тех, кто читает книги, процентов тридцать.

— Может, и не нужны  детям сейчас четыре тома Толстого? Особенно тем, кто хочет стать математиком или программистом.

— Странная логика! К нам недавно приходил выпускник, который окончил Высшую школу экономики. Выступая перед десятиклассниками, он сказал: его ошибка была в том, что он считал, что будет иметь дело с уравнениями, а имеет дело с людьми. Сейчас  берут на работу тех, кто умеет говорить не только о математике, тех, кто умеет общаться.

— Может, дети испытывают проблемы потому, что не понимают языка, которым написаны классические произведения?

— Лет шесть назад я впервые услышала от ученика 8-го класса, что он не прочитал «Капитанскую дочку» Пушкина, потому что он не понимает языка, на котором она написана. И это не только литературы касается. Они не могут сказать, например, что такое босяк — хотя для нас это понятное слово. Они слышат нас, взрослых, по-другому. Это вообще большая проблема образования.

— Язык упрощается, появляется много новых заимствованных слов. Мы зачастую говорим с детьми на разных языках.

— Русский язык делаем другим мы. Есть такая версия, что процесс глобализации и язык — это вещи взаимопроникающие. Да, у нас все больше и больше англицизмов, масса новых терминов. И ничего с этим не поделать. В Германии есть целая госпрограмма по защите языка, а ничего не получается! Я не вижу в новых словах такой уж страшной угрозы родному языку: он в конце концов возьмет только нужное и близкое.

Опасность в другом. Мы стали снисходительнее относиться к неправильному написанию слов. В прошлом году мы с десятиклассниками сделали проект: собирали по городу примеры ошибок. Сфотографировали огромный плакат «Выборы призидента» — вот так, через «и». Или «День росийской милиции» с одной «с». Когда замечаешь такие вещи по отдельности, машешь рукой — ну есть у нас грамотные. Но когда собирается все вместе, это впечатляет и ты понимаешь: такие вещи и есть угроза национальной безопасности.

— И что делать? Сажать неграмотных авторов?

— Должна быть государственная политика в области русского языка. 2007 год был даже объявлен Годом русского языка. Говорили по этому поводу очень много. А сделано мало.

Должен быть жесткий контроль за соблюдением норм. Надо стимулировать к тому, чтобы говорили и писали грамотно. Что же касается наружной рекламы — да, я сторонник штрафов, которые помогут тому, чтобы все безвкусное, неграмотное не появлялось в  нашем городе.

— У вас двадцать лет педагогического стажа. Как, по-вашему, увлечь детей литературой?

— Первое. Надо говорить правду. Я на уроках рассказываю, что мне очень нравится Достоевский, и стараюсь объяснить, что меня поразило в его творчестве. После этого желающих прочитать «Преступление и наказание» становится больше.

Второе. Не надо лениться. Найдите время в выходной день, в будний вечер, чтобы пойти куда-то с ребенком. В Москве много мест, где можно приобщиться к прекрасному. Это и Литературный музей им. А.С.Пушкина, и другие музеи с интерактивными программами.

Третье. Дайте ребенку возможность иметь свое мнение. Необязательно то, что думаем мы, взрослые, — истина в последней инстанции. Я, например, Макса Фрая прочитала, потому что сын мне посоветовал. Хотя первое время отмахивалась — не нужно, некогда.

— Многие критики считают, что корень бед в образовании — это ЕГЭ по русскому языку и по литературе: мол, он отбивает желание читать, дети настроены только на зубрежку…

— Это два очень разных экзамена: по русскому языку и по литературе. Я сторонник ЕГЭ по русскому. Я не вижу ему альтернативы. Сочинение себя изжило. Если дети читают все меньше — как они напишут сочинение?! Это уже не тот инструмент, который поможет адекватно оценивать знания. Рассуждают как: если мы вернем сочинения, дети начнут читать. Не начнут!

Второй аргумент: чтобы сдать ЕГЭ по русскому языку на 85 баллов и выше, надо иметь настоящие знания по русскому, уметь мыслить и уметь излагать эти мысли. Даже тройку зубрежкой не заработаешь. Еще в части А можно что-то угадать. В части B угадать уже не получится — надо написать ответ, на который нет намеков в формулировке вопроса. А часть С, на мой взгляд, вообще замечательная. Надо прочитать маленький текст и выделить в нем проблемы, авторскую позицию. Это покажет умение понимать текст, аргументировать свою позицию, приводить примеры из литературы, из своего житейского опыта. Дети, которые набирают максимум баллов в части С, — это те, кто читает книги и понимает то, что прочел.

— Вы сказали, по-моему, трагическую вещь, что сочинение изжило себя…

— Иногда нужно уметь признавать то, что мы есть, а не жить в иллюзии. Да, я могу похвастаться — мои дети очень мало списывают. Я не люблю списанные работы и хочу, чтобы дети на моих уроках думали самостоятельно, независимо от того, любят ли они литературу. Но это данность: современная жизнь сподвигает детей к тому, чтобы воспользоваться чем-то готовым. Есть целая индустрия: «50 золотых сочинений», «100 золотых сочинений». Что мы будем проверять? Умение списывать?!

Мы идем к профильной школе. Если ребенок выбирает основным предметом математику, у него не будет достаточного количества часов литературы, чтобы научиться писать сочинение.

Я могу говорить правильные слова, что надо учить сочинениям, учить глубокому анализу классических произведений. Сочинение на самом деле позволяет увидеть, чему мы научили ребенка. И наверняка огромное количество безграмотных людей — это как раз те, кто не смог в школе написать сочинения. Но я все же прагматик и понимаю: само по себе выпускное сочинение проблему не решит. Нужны другие способы оценки знаний, полученных в школе, и другие, современные стимулы для школьников писать и говорить грамотно.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Вита КИРИЧЕНКО. Два высших образования — педагогическое (филолог) и психологическое. В свое время под псевдонимом вела рубрику «Школьный возраст» в журнале «Домашний очаг». Участвовала в создании экзаменационного материала в РГГУ. 14 лет назад победила в столичном конкурсе «Самый классный клас­сный». Сыну 27 лет.

3 комментария


  1. См. также: Вместе с льготами при поступлении абитуриентам предложат «кота в мешке». // Московский комсомолец (Москва).- 13.09.2012

    Как стало известно «МК», в Госдуму внесен законопроект, который позволит компенсировать нехватку специалистов в маленьких городах и на селе. Согласно документу, абитуриенты смогут попасть вне конкурса на бюджетные места в любые государственные и муниципальные вузы. Правда, для этого все равно нужно будет сдать экзамен хотя бы на «тройку» (не прошедшие вступительных испытаний в программе участвовать не смогут). А главное — будущему студенту придется принять на себя обязательство отработать не менее двух лет по специальности по направлению вуза. При этом человек не сможет заранее узнать, куда его отправят. Если же выпускник откажется, ему придется компенсировать все расходы, связанные с его обучением.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.