«Впервые за тысячу лет у России нет внешней угрозы». Интервью Сергея Караганова «МН»

С политологом Сергеем Карагановым побеседовал журналист «Московских новостей». Получилось хорошее актуальное интервью. Рекомендуем ко вниманию.

— О чем сейчас ни начнешь разговор, отталкиваться все равно приходится от Болотной площади. У одних эйфория, у других испуг. Что чувствуете вы?
— Прежде всего радость оттого, что общество наконец выходит из спячки. Причем просыпается очень правильно — путем мирной открытой демонстрации. Испуг же отдельных персонажей понятен: голосов наворовали, и оказалось, что это все заметили. Никто из тех, кто испугался, не предполагал, что так называемая правящая партия наберет столь мало голосов. Поэтому украсть пришлось так много, что это переполнило чашу терпения, — протест выплеснулся на улицу.
— У вас возникла надежда на лучшее?
— Впервые за очень долгое время. Вообще-то я никогда не паникую. Россия столько раз погибала, что паниковать русскому человеку бессмысленно и глупо. За последние несколько веков мы уже раз десять спасались чудом. Даст бог, пронесет и сейчас — дуракам везет.
— На этой оптимистической ноте перейдем к вашей проблематике — внешней и оборонной политике России. Восемнадцать лет Россия стремилась в ВТО, и вот свершилось. Но не кажется ли вам, что за эти годы запал угас?
— Вступление в ВТО задумывалось как инструмент для реформирования всей российской экономики. С помощью общепринятых в мире правил рассчитывали создать более прозрачную бизнес-среду. Кроме того, Россия тогда входила в мир, чувствовала себя слабой, ей хотелось признания. Прошло восемнадцать лет. Почти все, что было нужно, мы сделали сами. И гордиться, что ты стал сто сорок каким-то членом организации, державе, которая считает себя (вероятно, вполне обоснованно) третьей в мире, смешно. Ушли главные причины, которые делали этот вопрос принципиально важным. Но при этом ВТО — дело совсем не бесполезное.
— А коммунисты утверждают, что это дело не только бесполезное, но и крайне вредное. Оно окончательно и утопит нашу экономику.
— Большинство отраслей нашей экономики выиграет. Да, есть отдельные группы предприятий, которые проиграют. Не исключаю, что именно эти группы финансируют коммунистов. Прежде они финансировали другие политические силы, в том числе и правые, которые тоже несколько раз выступали против вступления в ВТО.
— Мне эта схема кажется какой-то примитивной. Неужели это лишь вопрос финансирования партий?
— Конечно, нет. Неконкурентные предприятия и неконкурентные слои общества объективно существуют. В 1917 году — это мое убеждение — именно неконкурентные слои победили в России, после чего принялись систематически уничтожать слои конкурентные. В 1991 году ситуация изменилась, но не коренным образом. Естественно, что в мире открытой конкуренции именно коммунисты представляют интересы неконкурентных предприятий и людей, которые не хотят работать.

Прочитать полностью »

2 комментария


  1. Власть и общество нуждаются в одних и тех же реформах, и готовность власти проводить их, диалог власти и общества приводят к спаду волны митингов, заявил первый замсекретаря Президиума Генсовета «Единой России» Андрей Исаев, комментируя в субботу, 24 декабря, митинг оппозиции, состоявшийся на проспекте Сахарова в Москве.

    «Мне кажется, что многие люди получили и в выступлении Владимира Путина «Диалог со страной», и в Послании Дмитрия Медведева ответы на вопросы, которые задавали, поэтому сегодня не вышли на митинг», — передает слова Исаева ER.RU.

    Со своей стороны, депутат Госдумы, первый замсекретаря Президиума Генсовета «Единой России» Сергей Железняк отметил: очевидно, что на площади Сахарова было по сути два митинга. Первый – на земле, где стояли москвичи, законно требующие от власти справедливости и соблюдения их прав. Второй – на сцене, где представители различных политических сил пытались реализовать свои предвыборные цели и каждый из них пытался потянуть на себя одеяло народного недовольства, желая его приватизировать. Людям попытка приватизировать их переживания не нравилась и они высказывали свое возмущение. Уверен, что большинство выступающих на сцене деятелей оппозиции не решилось бы сойти к собравшимся, для них привычнее и безопаснее вип – проход от машины к сцене и обратно.

    «Площадь была в своей повестке, ораторы – в своей. Участники митинга скандировали неприятные для ораторов лозунги. При этом, выступающие делали вид, что ничего не происходит. Им важно было не услышать людей, а озвучить определенные слова. Предложения по совершенствованию политической системы, которые последовательно в течение нескольких лет реализуются нашей Партией по инициативе Медведева и Путина и по сути открыли возможность для развития и усиления возможностей существующей оппозиции, преподносятся, как только что сформулированные требования собравшихся. Мы были свидетелями циничной политической игры, собравшимися на Сахарова людьми хотели просто выгодно распорядиться», — подчеркнул первый замсекретаря Президиума Генсовета Партии.

    Конструктивные предложения, прозвучавшие на митинге на площади Сахарова, в целом ряде принципиальных моментов совпадают с уже предложенными президентом России Дмитрием Медведевым мерами, которые будут реализовываться в правовом, конституционном поле, отметил председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин.

    Он подчеркнул, что инициированные президентом законопроекты по демократизации политической системы страны будут приняты в приоритетном порядке.

    «Те реформы, которые предложены президентом в его послании Федеральному Собранию, предполагают масштабную демократизацию как партийной, так и избирательной системы страны; причем, что важно — определены сроки данной политической реформы», — передает слова Плигина «Интерфакс».

    Тем, кто пришел на митинг, и тем, кто вырвался на сцену, совсем не по пути, и их дороги, без сомнения, разойдутся, считает депутат Госдумы Ирина Яровая.

    «Очевидно, что между теми, кто вышел на митинг из числа граждан России, и теми, кто стоит на сцене — огромная пропасть, это люди с разной биографией и разными помыслами, — сказала Яровая. — Как отделить искренность простых участников от желания захвата и переворота власти организаторов, которые уже продавали страну, свой народ? Только одним способом – действовать исключительно в рамках закона», — добавила она.

    Само наличие оппозиции, а также ее свобода мыслеизъявления говорят о зрелости политической системы в России, отметил депутат Госдумы Александр Хинштейн.

    «Я считаю, что наличие оппозиции свидетельствует о здравости страны. И тот факт, что власти не чинят митингующим ни сегодня, ни в прошлый раз никаких препятствий, я только приветствую, потому что это также свидетельствует о зрелости нашей политической системы. А также о сильной позиции руководителей», — заявил Хинштейн.

    Сегодня в Москве прошло несколько митингов, и на некоторых настрой по отношению к тем, кто собрался на Сахарова, агрессивный. Они считают их предателями, «оранжевой проказой» и готовы бороться, сказал первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Роберт Шлегель.

    «Вся эта ситуация постепенно, если она будет развиваться, может перейти к плачевным последствиям, которые не имеют отношения ни к выборам, ни к борьбе за власть, а имеют отношение только к тому, чтобы с помощью этой энергии разрушить наше государство. Я считаю, что этого нельзя допустить», — добавил он.

    Ничего содержательного сегодня сказано не было, хотя гневных лозунгов, криков было уже довольно много, отметил заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов.

    «У протеста абсолютно нет лидеров, они (оппозиция – ред.) друг друга не признают. Самое интересное, что выступающие друг про друга все сказали со сцены. Например, Акунин сказал, что они даже не могут договориться, как назвать протестное движение. О чем говорить дальше, если они даже о названии друг с другом договориться не могут», — сказал он.

    Оппозиция говорит о том, о чем она хочет говорить, а люди хотят слышать другое, отметил член Совета Федерации, руководитель рабочей группы «Единой России» по мониторингу нарушений в период избирательных кампаний Руслан Гаттаров.

    «Люди не слышат того, что они хотят слышать. Оппозиция говорит о том, о чем она хочет говорить, а люди хотят слышать другое», — сказал Гаттаров.

    Отсутствие у организаторов ясной и единой цели, расхождение их интересов привело к тому, что в митинге оппозиции участвует меньшее число людей, чем предполагали оппозиционные политики. Такое мнение высказал генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов.

    «Думаю, протестная активность будет спадать и в дальнейшем», — отметил политолог.

    Митинг оппозиции на проспекте академика Сахарова принимает прагматические политические черты, народная воля и стремление к честности выхолащиваются, на них пытаются нажить политический капитал конкретные политиканы, отметил заведующий кафедрой общей политологии Высшей школы экономики Леонид Поляков.

    «Важно понять, в чем заключается смысл митинга. Я послушал первые выступление с митинга на проспекте Академика Сахарова, и меня поразила та степень неуважения к государственным лидерам (которая была высказана – ред.)», — отметил политолог.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.