Стать нацией, которая чего-то стоит

Журнал "Эксперт", №1, 2010Редакторская статья в «Эксперте», посвященная анализу практики успешных модернизаций, крайне актуальна сегодня, когда определенная часть чиновничества и олигархата делает всё, чтобы заболтать модернизацию, дискредитировав её и в элитах, и в обществе. Спустить всё «на тормозах и в гудок». В new-перестройку a`la Медведев. Мол пусть они себе там наверхах играми ума занимаются – мы конкретные ребята, тут сами разберемся. Не то и не таких видали. Всё проходит и это пройдет А мы останемся.
Очень может быть, что так и будет. Убежден – надо делать все, чтобы так НЕ БЫЛО. Что делать и в чем залог успеха модернизации – об этом материал «Эксперта».
Фрагмент: «…Первый и, наверное, главный признак успешной модернизации — явное представление о миссии этой модернизации или того поколения, которое ее осуществляет. По существу миссия эта у всех похожа — страны хотели доказать миру, что их нация чего-то стоит.
Второй признак, сопровождающий органичные модернизации, — консолидация широкой национальной элиты. Это естественное следствие миссионерского характера модернизации, именно оно дает возможность мобилизовать ресурсы, обходя не только прямое насилие, но и саму угрозу насилия. В России нам очень важно понять, что речь идет о консолидации не только политической элиты, но и непосредственно широкой элиты нации (NB! – прим.АМИ)… Мы бы выделили пять таких групп. Это собственно политики как носители самой идеи нации; предприниматели как носители идеи эффективного распределения ресурсов; интеллектуалы, отвечающие за видение будущего; чиновники, занимающиеся организацией; и силовые институты, гарантирующие безопасность. Кажется, что только консолидация всех пяти групп способна привести нацию к эффективной модернизации.
Третий признакопора на собственные силы и вера в собственные силы.
Четвертый признак органичной модернизации — четкая оценка стратегии участия страны в мировом разделении труда. Страны, вставшие на путь модернизации, хорошо понимали свою экспортно-импортную политику и все вышли из модернизации, со всей очевидностью выиграв ту или иную войну за внешние рынки…»


Текст статьи полностью:
Идея разделить типы модернизации на три группы: модернизации революционные, органичные и догоняющие — появилась у нас прежде всего из-за желания обратить внимание читателей на существование органичных модернизаций. Для нас, живущих в России, это очень важно, поскольку какая-то дурацкая ментальность и историческая память все время возбуждают в нашем сознании одну связку: модернизация — мобилизация — насилие. Между тем история модернизаций всех стран мира показывает, что наиболее успешными, позволившими странам занять уверенные позиции в мировом разделении труда надолго, были именно органичные модернизации.
Под органичной модернизацией (и это будет видно по статьям, опубликованным в этом разделе) мы понимаем такие модернизации, которые происходили естественно: опираясь на ресурсы всего общества и удовлетворяя интересы всего общества. Конечно, они требовали мобилизации ресурсов страны и общества, но не предполагали насилия, так как были явным или неявным, но консенсусным решением. К таким модернизациям мы относим эпоху бурного развития США в XIX — первой половине XX века, послевоенную модернизацию Германии и Франции, послевоенную модернизацию Японии, новую модернизацию Ирландии.
Анализ этих этапов модернизации позволяет выявить очевидные признаки органичных модернизаций. Первый и, наверное, главный из них — явное представление о миссии этой модернизации или того поколения, которое ее осуществляет. По существу миссия эта у всех похожа — страны хотели доказать миру, что их нация чего-то стоит. Самой миссионерской и, возможно, поэтому самой мощной была американская модернизация, которая базировалась на идее устроения свободного общества в противовес ретроградной уже Британии. Но и пост-военная модернизация Германии и Японии, в идеологическом фундаменте которых была мысль доказать, что они способны восстановиться после поражения в войне, поражает своей энергией и успехами.
Второй признак, сопровождающий органичные модернизации, — консолидация широкой национальной элиты. Это естественное следствие миссионерского характера модернизации, именно оно дает возможность мобилизовать ресурсы, обходя не только прямое насилие, но и саму угрозу насилия. В России нам очень важно понять, что речь идет о консолидации не только политической элиты, но и непосредственно широкой элиты нации. Мы бы выделили пять таких групп. Это собственно политики как носители самой идеи нации; предприниматели как носители идеи эффективного распределения ресурсов; интеллектуалы, отвечающие за видение будущего; чиновники, занимающиеся организацией; и силовые институты, гарантирующие безопасность. Кажется, что только консолидация всех пяти групп способна привести нацию к эффективной модернизации. Что касается народа, то мы не видим в истории примеров, когда народ противился модернизации. Напротив, именно когда элиты не могут договориться или просто эгоистичны, тогда наступает время для революционной модернизации. Сегодня в России одной из проблем перехода к модернизации является недостаточная включенность двух важнейших групп элит — интеллектуалов-технократов (ответственных за знание о техническом прогрессе) и предпринимателей — в процесс формирования модернизационного плана.
Третий признак — опора на собственные силы и вера в собственные силы. Несмотря на то что модернизация — акт по повышению уровня современности нации, то есть в результате этой модернизации нация должна соответствовать чему-то уже существующему, все органичные страны опирались не на копирование, а на собственные возможности. Успех такого стиля модернизаций легко объясняется теорией Майкла Портера, который, исследовав множество стран, пришел к выводу, что эффективного развития успешных на внешних рынках технологий и товаров можно добиться тогда, когда эти товары и технологии имеют большой внутренний рынок. Именно в тот момент, когда новые товары находят покупателя внутри страны, начинается консолидация элит, и дальше она укрепляется автоматически, так как у страны появляются крупные, современные и сильные компании, которые становятся ядром консолидации.
Сегодня в России мало веры в собственные силы, однако буквально в последние месяцы все чаще возникают прямые предложения осуществить модернизацию — и за счет спроса на модернизацию со стороны априори сильных на мировом рынке компаний, например сырьевого сектора, и за счет акцента на развитие уже имеющихся в стране высокотехнологичных компаний среднего уровня. Темп, с которым набирают обороты эти разговоры, показывает, что в следующем году может возникнуть конкретный план. Помимо выбора технологий, рынков и игроков опора на собственные силы в современном мире (вот уже 150–200 лет) предполагает наличие у нации сильной финансовой системы. Любая из органичных модернизаций сопровождалась сознательным построением центров принятия решения по национальной денежной политике. В США в период модернизации была создана ФРС, в Японии — очень своеобразная и эффективная финансово-промышленная система. Совпадения во времени создания собственной финансовой системы и резкий рост эффективности экономики за счет модернизации приводят к тому, что на выходе из нее страны имеют очень сильные валюты и оказываются очень сильными игроками на мировом финансовом рынке.
Наконец, четвертый признак органичной модернизации — четкая оценка стратегии участия страны в мировом разделении труда. Страны, вставшие на путь модернизации, хорошо понимали свою экспортно-импортную политику и все вышли из модернизации, со всей очевидностью выиграв ту или иную войну за внешние рынки. Если попытаться суммировать сказанное, то органичная модернизация — это акт сознательного, хорошо планируемого развития страны, к которому нация уже готова и потому не требуется избыточное мобилизационное напряжение и в результате которого страна занимает самое выгодное для себя место в мировом разделении труда.
Россия стоит на пороге модернизации. Это чувствуют все. Но мы рискуем скатиться к догоняющей модернизации, не поверив в собственные силы. Препятствие к этому сегодня — глубинное требование народа доказать миру, что «мы чего-то стоим».

Оригинал публикации:
Стать нацией, которая чего-то стоит. // Журнал «Эксперт».- №1.- 2010

11 комментариев


  1. «Сегодня в России одной из проблем перехода к модернизации является недостаточная включенность двух важнейших групп элит — интеллектуалов-технократов (ответственных за знание о техническом прогрессе) и предпринимателей — в процесс формирования модернизационного плана».
    Очень точно!
    Суперточно, я бы сказал!
    Без этих групп никакая модернизация невозможна.
    Но есть ли механизм «включения-вовлечения»? Над этим вообще кто-то думал или думает?
    Помнится когда то с АМИ обсуждали некий подобный проект включения. Было это в одном кушательном заведении в очень важный и сложный момент — момент перехода АМИ из «ОР» в «ЕР». Но тогда было не время для подобных проектов. Каждым мыслям и проектам нужно свое время и свои люди.
    Честное слово, очень рад что похоже такое время настало и пулл людей тоже поднакопился. Но над проблемой «включения» надо подумать как следует. У меня есть ощущение (возможно ложное) что пока рецептов никаких…
    Кстати — сразу скажу крамольное мнение — «вовлечение» через «ЕР» напрямую — вряд ли правильное решение. Нужно через посредников-трансляторов.
    Просто знаю точно — сам бренд «ЕР» вызывает в данных группах ну скажем так аккуратно — некое недоверие.

    Ответить

  2. «предприниматели как носители идеи эффективного распределения ресурсов»

    какая плоская, банальная пошлость (особенно на фоне мирового кризиса), но куда же без нее, если надо оправдать приватизацию, как составную часть т.н. «модернизации»

    Ответить

  3. 🙁
    НО что-то в Вашей, уважаемый Red_swift, фразе есть от истины.
    Макс, тебе на это и отвечать.

    Ответить

  4. Это место из новой статьи Алексея Чеснакова показалось мне интересным:

    …политика всегда делалась и делается не только созданием «сдержек и противовесов», но и общими задачами для наций. Без этого дальнейшее развитие политической системы видится проблематичным.

    По-моему, существует несколько тем, которые могли бы объединить позиции сторон.

    Первое. Развитие политической системы должно идти путем усиления ключевых институтов, а не качественного ослабления их в пользу других.

    Второе. Развитие политической системы не должно быть «игрой с нулевой суммой».

    Третье. Политическая конкуренция является не целью развития политической системы, а средством для этого, как и для более эффективного отражения интересов граждан. Четвертое. Политическая система должна работать на задачу модернизации страны, а не для поддержки привычных, но в целом архаичных организаций.

    Пятое. Политическая система должна меняться, а не отменяться…

    Полностью на сайте Партии.
    Это в контекст дискуссии.

    А вот выдержки из статьи И.Шувалова — по урокам кризиса:

    Россия, Санкт-Петербург
    Документ: http://www.rosbalt.ru/2010/01/21/705744.html
    Дата: 2010-01-21 11:03:00+03

    Шувалов: Кризис преподал России семь уроков

    Россия выйдет из экономического кризиса с новым уровнем доверия к основным политическим и экономическим институтам.
    Об этом, как передает ПРАЙМ-ТАСС, заявил сегодня первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, выступая в Москве на открытии международной конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия».

    Шувалов выделил семь основных уроков кризиса, которые необходимо усвоить российским властям и общественности, отметив, что, на его взгляд, «кризис еще продолжается, он проходит дальнейшую фазу своего развития».

    «Сегодня структурные и институциональные преобразования стоят на повестке дня», — констатировал первый вице-премьер. При этом, по его словам, кризис «продемонстрировал устойчивость основных институтов» в России, несмотря на то, что это второй для нас в новейшей истории кризис стал гораздо более тяжелым, чем кризис 1998-го года и носит глобальный характер.

    Еще один урок, который, по мнению Шувалова, стоит усвоить — это плюсы и минусы накапливания резервов, полученных в результате доходов от экспорта российского сырья. Он отметил важность Стабилизационного фонда в момент необходимой поддержки, оказанной определенным секторам экономики, а также оборотную сторону этой медали — «высокую зависимость России от внешней конъюнктуры, словом, от факторов, целиком независящих от нас».

    В связи с этим необходимо ускорить модернизацию российской экономики. «Важнейшие препятствия к модернизации находятся в нас самих», — предупредил он, пояснив, что считает опасными рассуждения бизнеса о том, что продолжать свою работу полноценно имеет смысл только после восстановления докризисных условий рынка.

    Шувалов отметил также и «высокий уровень монополизации инфляции», катализатором для которого стал опять-таки кризис. Это — четвертый урок для России. При этом он напомнил, что России в начале рецессии «потребовалось ужесточить денежно-кредитную политику в то время, когда основные государства ее смягчали и таким образом поддерживали кредитование».

    Особое внимание следует России в настоящее время уделить и развитию института частной собственности. Он высказал несогласие с тем, что активную социальную политику в период кризиса можно назвать популистскими мерами. Социальная стабильность — «это наиболее важное условие для дальнейшей модернизации страны», подчеркнул первый вице- премьер.

    «Преодоления экономических трудностей в современном мире нужно искать не в протекционизме и изоляции, а в их преодолении, развитии новых рынков и интеграции», — считает Шувалов, назвав опыт взаимодействия России со своими основными партнерами седьмым уроком кризиса…

    Ответить

  5. «предприниматели как носители идеи эффективного распределения ресурсов» — какая плоская, банальная пошлость (особенно на фоне мирового кризиса), но куда же без нее, если надо оправдать приватизацию, как составную часть т.н. «модернизации»

    «Макс — тебе на это отвечать!»
    Чтож отвечу, почему бы и нет.

    Ответ мой будет не нов: предприниматели разные бывают. Те, кого сейчас принято называть этим словом вряд ли так называются, скорее это — стяжатели, приспособленцы, ну или просто ворье. И вот по этой немногочисленной, но к сожалению очень богатой и видной со всех сторон кучке судят по остальным. Но есть иная порода, вкалывающая с утра до ночи, создающая какие-то ценности и сама обладающая, простите за каламбур, какими-то ценностями. Это все не ново. Прочтите хотя бы Айн Ренд «Атлант расправил плечи!» Там все описано. И причины кризиса «номер один» вскрыты достаточно точно. Они такие же как и теперь: ценностные, а не финансово-экономические. Увы, все повторяется.
    Фишка в том, что класс «предпринимателей с ценностями в голове» очень трудно привлечь к прямому влиянию на государственную политику. Это тонкая наука и с ней надо поаккуратней, без фанатизма. Если АМИ и его команде удастся наладить коммуникации с данной группой — будет шикарно.
    Кстати — готов помочь АМИ и команде, если что!
    В той же книге Айн Ренд описано, как иногда предприниматели вдруг резко меняли свое позиционирование и уходили в иную нишу… По зову времени что-ли… или по какому иному зову…
    Не знаю, ответил я или еще больше все запутал…

    Ответить

  6. Уважаемый АМИ!
    Безусловно, что все поднимаемые на Вашем сайте темы актуальны, интересны, ссылки — на весьма спорные умные материалы.
    Но зачем перепечатывать чужие материалы, зачем прикрываться чужими словами, когда можно написать самому?
    Вы — хороший автор, я уверена. Пишите в своих блогах сами!
    Мне крайне интересно узнать ВАШЕ мнение.

    Ответить

  7. Прост ответ:
    НЕКОГДА
    Я публикую то, с чем согласен.
    Или то, что мне интересно.
    То, что актуально.
    ВО многом это повторяет и мои мысли.
    Порой просто лучше выраженные.
    Увы-увы.
    Время, время…
    Постараюсь исправиться.
    Да и Ваш комм-ты мне много интереснее порой , чем исходный материал.

    Ответить

  8. Макс,
    про «бренд ЕР» и недоверие со стороны бизнеса.
    Думаю ты (невольно полагаю) и те, кто «уcтраняется от контакта» — подменяют понятия. Оправдывая позицию «недоверия».
    Выгораживая тех людей из бизнеса, кто занимает такую позицию «невмешательства». Очень удобно знаете ли.
    А по мне — это из того типа жизненного менеджмента, мол «поставьте мне задачу и я в деталях объясню, почему её нельзя выполнить».Я живу в другой парадигме «поставьте мне задачу и я предложу решение».
    И сейчас, и когда бизнесом занимался.
    Очень удобно «не доверять» и поэтому «не участвовать».
    Не нравятся контактеры — ищите иных. Но продвигайте позицию.
    Одни видят возможности, другие страхи и препятствия.
    Мой товарищ известный бизнесмен Вадим Дымов об этом очень правильно говорит и на «Стратегиях 2020», и в интервью. Он и живет так же.
    По формуле: «Делай, как я», а не «Делай, как я сказал»…
    Так, впрочем, живет и далает великий музыкант Игорь Бутман. Тоже мой товарищ.
    Посмотри его материалы на итогам «Музыки и время» в Иркутске.
    Опубликованы на ЕР.ру вчера.
    И еще… Мы (Партия) тоже должны многое сделать навстречу «доверию», навстречу людям дела.
    Об этом правильно сказал сегодня на Форуме Михаил Ремизов:
    «…Развитие политической системы нашей страны связано с эволюцией «Единой России», которая должна возглавить процесс модернизации. Развитие нашей политсистемы связано с эволюцией «Единой России» из партии большинства в партию власти, которая встала бы в основе процессов модернизации. При этом ей нужно опираться на системные, классовые силы, которые не видят своего будущего без модернизации.
    В нашей политсистеме сложилось реформистское меньшинство, у которого оказались все рычаги и патерналистское большинство, а между ними оказался Владимир Путин, который сдерживал это большинство. На этой основе была достигнута некоторая стабильность, инструмент сдерживания сработал прекрасно.
    Сегодня встал вопрос о том, что на базе этой основы нужно проводить модернизацию. И основой этих процессов должен стать такой институт, как «Единая Россия», которая с одной стороны развернута к населению, с другой — к власти. «Единая Россия» должна стать институтом сдерживания патерналистского большинства, чтобы оно не мешало процессу модернизации, и, одновременно, помогать меньшинству осуществлять эту модернизацию».

    СОГЛАСЕН полностью.
    Прошу прощения у Вдовы М. за опору на чужую цитату. 🙂
    Не судите строго.

    Ответить

  9. «Макс, про «бренд ЕР» и недоверие со стороны бизнеса. Думаю ты (невольно полагаю) и те, кто «уcтраняется от контакта» – подменяют понятия. Оправдывая позицию «недоверия».

    История как будто из первой серии фильма про Шерлока Холмса (с Ливановым и Соломиным), где Ватсон вместо знака «плюс» влепил Холмсу знак «минус». Он принял его за вора, а тот оказался сыщиком.
    Дело в том, что у «устраняющегося от контакта с ЕР» макса — оба учредителя дистрибьюторской компании, в которой он уже три грудится в должности исполнительного управляющего — являются лидерами «ЕР» Нижегородчины. Первый — секретарь всего Нижегородского отделения (Тимофеев А.А), второй — рулит аж четырьмя комиссиями ЕР (Власкин А.М), в том числе «комиссией по промышленности и предпринимательству», так же он является руководителем лаборатории антикризисных стратегий при ЕР.
    Их карьера в ЕР, как бы это так мягче выразиться, не обошлась без моего сопричастия. Так что я давно уже не по ту сторону траншеи, а по эту! Просто пока остаюсь беспартийным. Это позволяет работать в комиссиях ЕР и помогать моим шефам в качестве посредника-переговорщика, иногда даже миротворца. Поэтому, работая в полях, я точно вижу, что градус недоверия в бренду ЕР весьма приличный, а порой хоть какое-то доверие держится на весьма тонкой нити межличностных отношений, а если без абстракций на том, что в контактерах такие люди как я (к черту скромность). Но у меня уже хребет скоро сломается. Тяжесть слишком велика… Правда есть кой какие мысли. Так что будет о чем поговорить, когда буду в столице…
    Вот такие пироги!

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.