Черный Горби — продолжение

Получив вечером 25 октября 1917 г. власть над Россией, В.И. Ленин, пребывая в подъеме чувств, признался соратнику: «Знаете ли, es schwindelt» (т.е. кружит голову). Непонятно, почему по-немецки, но понятно, почему кружило. В жизни политического животного, для которого власть — это все, момент ее взятия — ощущение ни с чем не сравнимое. Об этом — Максим Соколов: …Сказать: «Дискотека, о необходимости которой так много говорили демократы, окончена, а теперь кровь, пот и слезы?» Страшно. Откровенно страшно… Всплеск эмоций — зверь неуправляемый, и никто не знает, куда он в случае чего кинется. Само ликование по поводу того, что президентом избран человек с негритянскими кровями и это верный залог будущего счастья, довольно иррационально. Грядущее темно, и те же, которые сейчас кричат мулату: «Осанна!» именно за то, что он мулат, при плохом развороте событий могут начать кричать другое. На одном мулатстве даже один президентский срок не проживешь…  

Читать полностью: Такое же ощущение — «j’ai le vertige», мог бы сказать великий император — испытывал Наполеон, вернувшийся в Париж вечером 20 марта 1815 г., когда обезумевшая от ликования толпа внесла его на руках в Тюильри. Создается впечатление, что таковое же «es schwindelt» наличествует и в чувствах Б. Обамы и его приверженцев, тем более что есть общее у всех трех персонажей. Их приход к власти казался невероятным, и вот однако же. Что не может не усиливать кружение.

Тут надо отдать должное Ульянову и Бонапарту. Сладостный миг — это всего лишь миг, а так оба понимали, что вслед за взятием власти надо ее удержать. После кратких мгновений упоение было отставлено, и началась лихорадочная работа по писанию декретов. Один преуспел больше, другой меньше, но в трезвом понимании того, что впереди их не ждет ничего хорошего и положение хуже некуда, они были едины.

В случае с третьим персонажем все значительно менее ясно. И не только потому, что Ленин и Наполеон — это история и мы знаем, чем дело кончилось, но и потому, что период кружения здесь вышел довольно затяжной и — главное — имеет склонность к самовоспроизводству. Es schwindelt, начавшись 4 ноября 2008 г., никак не может остановиться, причем не только в Обаминой голове, но и в широких народных массах Америки и заграницы. К Обаме даже меньше претензий — правило всякого народного любимца гласит: «Я должен идти за ними, потому что я их вождь». При всем понимании, что ликование чрезмерно затянулось, что это кажется уже чрезмерным даже для искренне симпатизирующих новому президенту, что энтузиазм масс даже при кризисе, когда нужна бодрость, хорош все-таки в меру — как остановить ликования? Сказать: «Дискотека, о необходимости которой так много говорили демократы, окончена, а теперь кровь, пот и слезы?» Страшно. Откровенно страшно.

Во-первых, всплеск эмоций — зверь неуправляемый, и никто не знает, куда он в случае чего кинется. Само ликование по поводу того, что президентом избран человек с негритянскими кровями и это верный залог будущего счастья, довольно иррационально. Грядущее темно, и те же, которые сейчас кричат мулату: «Осанна!» именно за то, что он мулат, при плохом развороте событий могут начать кричать другое. На одном мулатстве даже один президентский срок не проживешь. При такой бешеной и реально ничем не обеспеченной эмиссии знаков доверия резко остановить эмиссию — это с большой вероятностью качнуть маятник в обратную сторону. Психология масс, понимаешь.

Во-вторых, сулить кровь, пот и слезы можно тогда, когда есть сколь-нибудь внятное понимание, как именно и где именно их проливать. Сулят, когда знают или, по крайней мере, думают, что знают. Однако все, что нам доселе известно про конкретные планы президента США, сводится к превосходному лозунгу «За все хорошее, против всего плохого, и пусть никто не уйдет обиженным». Собственно, его так и избирали: как чудесного, приятного и безболезненного исцелителя.

Конечно, в оправдание нового президента США можно сказать, что его более опытные в трудах державные братья имеют такое же понятие о том, что делать с кризисом. То есть никакое. Отличие Обамы от них лишь в том, что те получили власть не на волне горячечных надежд и потому не обязаны им соответствовать. Он — именно что обязан.

Чем быстрее он выйдет из кружения, тем лучше будет и ему, и его стране, и остальному миру, но как это сделать — еще одна проблема.

См: http://www.izvestia.ru/sokolov/article3124569/  и

http://amicable.ru/news/2008/11/11/346/chernyj-prezident-dlya-chernoj-raboty/#comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.