О партийности приемника

Виталий Иванов, вице-президент Центра политической конъюнктуры России:
В последнее время среди политологов и тех, кто выдает себя за таковых, ведется дискуссия о том, как может и как должно оформляться выдвижение преемника Владимира Путина.

Если упрощенно, то есть два подхода. Первый предполагает вступление преемника в «Единую Россию» и включение его в кандидатский список партии под первым номером. Второй — что глава российского государства был и должен оставаться вне партий, а точнее над партиями, что вступление преемника в партию власти свяжет его ненужными обязательствами, а главное — ослабит легитимность (партийный президент якобы не может быть в полной мере «народным»). Сторонники второго подхода убеждены, что преемник должен выдвигаться по примерно той же схеме, что и сам Путин в 1999 г.
Сразу хочу сказать, что я безусловный сторонник первого подхода.

Напомню, что в конце июня Путин окончательно подтвердил, что «Единая Россия» остается единственной партией власти. Таким образом, вопрос о какой-то реорганизации существующей политической системы на конкурентных началах не стоит. Есть Путин и есть «партия Путина», есть «царь» и есть «царь-партия».
В 1999 г. политическая ситуация, как все прекрасно помнят, была по большинству параметров полярна нынешней. Преемник крайне непопулярного и очень нездорового Ельцина, мечтавшего о пенсии, не мог опираться на какие-то партии ельцинского времени (хотя Путин входил в политсовет «Нашего Дома — России»). Он был обязан насколько возможно дистанцироваться от «проклятого» прошлого и настоящего. Это не говоря о том, что ничего похожего на современные партии в 1999 г. не было (разве только КПРФ). При этом Путин поддержал блок «Единство», который также позиционировался в качестве новой политической силы. На базе блока в 2000 г. было создано одноименное движение, позже развернутое в партию, которая в свою очередь в 2001 г. выступила ключевым элементов в конструкции «Единой России». Сам Путин мог позволить себе не вступать в свою же партию. Ее статус и роль и так были всем понятны, благо он регулярно демонстрировал свое особое отношение к ней.
Путин покидает президентский пост, но явно не уходит из власти. Он сейчас находится на пике популярности. Следовательно преемник обязан предстать даже не просто преемником, а прямым продолжателем Путина. И будет крайне непоследовательно и нелогично, если он как-то дистанцируется от «партии Путина», которая уже провозглашена коллективным продолжателем путинского курса. Продолжатели должны составлять единое целое, а не рассредоточиваться.
Утверждения о том, что партийность каким-то образом свяжет нового президента и тем более снизит его легитимность, есть обыкновенная спекуляция, рассчитанная на тех, кто не знает и не понимает историю российской власти. Россия — «царистская» страна. И хотя, как и везде, ею правит не только «царь», он имел, имеет и всегда будет иметь возможность апеллировать к нации, к «простым людям» напрямую, игнорируя всякие сословные, бюрократические и партийные буферы. Настоящему «царю» они никогда не помешают. А ненастоящего беспартийность ни от чего не застрахует и не спасет.
И последнее. Есть основания полагать, что тема беспартийности преемника вбрасывается в интересах «Справедливой России». «Эсеры» не хотят, чтобы новый президент был «единороссом», при этом их лидер уже пообещал выдвинуть Путина в президенты в 2012 г. Им не позволили стать «второй партией власти», но они все равно пытаются одновременно цепляться за путинский рейтинг и вредить его партии.

Оригинал статьи: http://www.izvestia.ru/comment/article3107393/

См.также  опрос Кто будет президентом-2008, ведущийся на нашем сайте уже второй год:http://president2008.amicable.ru/

1 комментарий


  1. Браво, вот так именно и формируются образы о «преемничестве» в головах недумающих индивидов.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.