Программная статья о роли армии в суверенной РФ, об идеологии и её народном характере

Обращаем внимание на статью “Армия у России есть. Что дальше? Боеспособность вооруженных сил — условие суверенитета государства” политолога Дмитрия Куликова и доцента НИУ ВШЭ Павла Родькина в сегодняшней “Независимой газете”.

российская армия, идеология, гибридная война, впк, государство, обществоПоявление из ниоткуда боевой мощи современной Российской армии вызвало шок на Западе. Да и в самом российском обществе армия России неожиданно предстала в качественно новом, эталонном образе, от которого постсоветская Россия и мир успели основательно отвыкнуть с момента распада СССР. Возрождение Российской армии требует комплексного осмысления, прежде всего в самой России.

Армия и идеология

Но из феномена Российской армии политический класс и общество не сделали необходимых выводов, касающихся стратегического развития и существования страны в меняющемся мире. Тема места и значения армии для страны и для нашего общества в условиях постоянного роста военных угроз нового, комплексного типа, которые теперь принято называть гибридной войной, приобретает особенную актуальность. Как указано в Военной доктрине РФ: «Мировое развитие на современном этапе характеризуется усилением соперничества ценностных ориентиров и моделей развития, неустойчивостью процессов экономического и политического развития на глобальном и региональном уровнях на фоне общего осложнения международных отношений… Наметилась тенденция смещения военных опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу Российской Федерации…»

Совершенно не случайно российский Генеральный штаб отнес, например, цветные революции к элементам и инструментам современной войны, и противостоять им необходимо тоже совершенно особенными методами, а не только голой силой, понимая, что гибридная война есть война социальная, то есть разрушающая структуру социума противника, превращающая общественные отношения в поражающий фактор.

Значит, и это уже очевидно сегодня, армия, ВПК, люди в погонах (воинское сословие) просто не может не выполнять функцию социального стержня, который в условиях складывающихся на современном этапе угроз должен гарантировать нам воспроизводство всего социального целого нашей страны: государства, общества, человека, культуры и традиций.

Современная армия, способная сопротивляться гибридным войнам и защитить наш социум от такого типа войны, – это армия с идеологией патриотизма и служения Отечеству.

Армия не просто часть современного общества, армия и воинское сословие – это идеологическая иммунная система всего нашего многообразного социума, это та часть нашего социального организма, которая в принципе не может быть поражена идеологическим оружием гибридной войны и способна оказывать оздоравливающее воздействие на другие части этого социального организма.

Мировоззрение человека в погонах будет определять успешность операций гибридной войны в неменьшей, а зачастую и в большей степени, чем технологический уровень вооружений.

Армия и прогресс

Организационный и технологический скачок, который совершила Российская армия за последние три года по сравнению с состоянием, в котором она вместе со всей страной оказалась в 1990-е годы, является, пожалуй, главным инновационным прорывом в разных отраслях знания, технологий и производства. То, чего настойчиво пытаются добиться в сфере потребления, уже достигнуто в сфере отечественного ВПК: ни к чему подобному по уровню концентрации знаний, как, например, новейший серийный самолет Су-35, платформа «Армата» или комплекс С-400, креативный класс не подошел даже близко.

Интересно, что практически все «прогрессоры», претендующие на право концептуально определять образ будущего России, категорически обходят стороной вопросы обороноспособности и военных технологий. Фактически будущее и стратегии развития продолжают мыслиться исключительно в рамках общества потребления и мирной глобализации.

При сохранении неолиберального вектора развития, возможно, только армия останется доступным источником массового бесплатного образования, культуры и целого ряда других социальных услуг. И это образование не может, как в начале ХХ века, быть начальным и примитивным, так как изменился характер самой войны и военные технологии.

Армия может не только сохранить научно-технические знания, высокотехнологичное промышленное производство, но и стать источником развития экономики и общества в целом. Для этого последние три года армии возвращаются образовательные и воспитательные функции, благодаря которым было выковано советское общество, что означает, в частности, осуществляющийся пересмотр связки армии и вузов в контексте прогресса современных технологий.

Не исключено, что армии придется взять на себя дополнительные социальные функции и функции образования не только для управления высокотехнологичной военной техникой, но и для конструирования и производства этой техники (прообраз такой модели заложен в научных ротах Минобороны). Современная война предъявляет требования к такому уровню технологического развития и образования, которое может воспроизводить только государство.

Армия и государство

В условиях уменьшения государственного сектора, что является идеологической установкой неолиберализма и не раз артикулировано соответствующими представителями экономических властей на самом высоком уровне, армия фактически остается одним из последних рубежей и атрибутов государственности. Согласно неолиберальной доктрине, которая проводится в жизнь во всех сферах жизни, армия, как и государство в целом, должна становиться «наемным работником» частного транснационального капитала.

В колониальном или даже периферийном варианте капитализма армия и вовсе подлежит частичному или полному демонтажу. Некоторые политики и экономисты и сегодня требуют сокращения расходов на армию и ВПК. Реальное отношение олигархического класса к «собственной» армии сегодня демонстрирует конфликт в Украине. Все это уже проходило в России в 1990-е годы.

Конечно, нам могут возразить, указав на пример наемной армии США, американский частный военно-промышленный комплекс и развитые частные военные компании как на успешную модель. Но такая армия была сформирована в качественно иных исторических условиях отсутствия внешней угрозы и выполняет, по сути, колониальные и карательные функции мировой гегемонии.

Актуальным примером для России все еще служит катастрофическое состояние армии и общества образца Первой мировой войны, сложившееся во многом благодаря «эффективному менеджменту» русского капитализма. Российское общество дореволюционного типа оказалось неприспособленным к современной войне; патриотический подъем 1914 года уже к 1916 году сменился полным разложением и потерей смысла.

Условием суверенитета России сегодня и в будущем является боеспособность нашей армии. Эта максима подтверждалась на протяжении всей истории страны, но сама по себе армия не может существовать вне государства. Более того, государство должно быть способно отождествляться с армией в исторические моменты наивысшей опасности и угрозы для своего существования, коим является любая война, в том числе и гибридная. Выпады в адрес Российской армии означают новый удар в спину, подобный тому, что Российская армия пережила в 90-е годы со стороны политиков.

Армия и общество

Армия не может существовать без надежного тыла, поэтому вопрос о единстве армии и народа, а по сути, армии–государства–общества, является принципиальным для подготовки к новым геополитическим и историческим вызовам. Результаты войн будущего (даже если это будут звездные войны) для России по-прежнему зависят от того, будут ли они восприняты в качестве «народной» войны.

Для России ключевым критерием отношения к войне остается вопрос ее справедливости, которая даже в условиях социального регресса не является пустым словом. Преодолеть этот «цивилизационный код», особенность национальной (в широком смысле) психологии – бессильная риторика.

И если в 1914–1917 годах народ дал отрицательный ответ на этот вопрос, то в 1941–1945 годах уже положительный ответ был дан всему цивилизованному миру. Во Второй мировой войне СССР победил не только вследствие колоссальной технической, но и социальной модернизации.

Народный характер Российской армии является одним из фундаментальных преимуществ России в меняющемся мире. В противном случае со всей фатальностью и остротой встанет нежелание общества умирать за интересы большого бизнеса и яхты миллиардеров.

Концептуальное переосмысление значения армии и ВПК в экономике и общественной организации как настоящего, так и будущего (и без ее негативной милитаризации) на современном этапе необходимо для существования России как суверенной цивилизации.

Главное, чтобы Российская армия не повторила судьбу многих гражданских институтов и не превратилась бы в «платформу» для частных военных корпораций, обеспечивающих интересы глобального капитала. Понять это – значит сделать первый и самый важный шаг на пути воспроизводства исторической России.

11 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *