Российская армия вернулась. Что дальше?

Обращаем внимание читателей на статью публициста, доцента Департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ, члена Зиновьевского клуба Павла Родькина.

Появление «из ниоткуда» боевой мощи современной российской армии вызвало шок на Западе. Да и в самом российском обществе, армия России неожиданно предстала в качественно новом, эталонном образе, от которого постсоветская Россия и мир успели основательно отвыкнуть с момента распада СССР.

Проблема заключается в том, что необходимые выводы, касающиеся стратегического развития и исторического существования страны в меняющимся мире, политическим классом и обществом не сделаны. В День защитника отечества 23 февраля, необходимость понимания места и значения армии в ситуации, все больше приближающейся к новой мировой войне, приобретает особенную актуальность.

Народ и армия непобедимы! Плакат (В. Б. Корецкий, 1945 г.)
Народ и армия непобедимы! Плакат (В. Б. Корецкий, 1945 г.)

Армия и прогресс

Организационный и технологический скачок, который совершила российская армия по сравнению с состоянием, в котором она вместе со всей страной оказалась в 1990-е, является, пожалуй, главным инновационным прорывом сразу в нескольких отраслях знания, технологий и производства. То, что настойчиво пытаются добиться в сфере потребления, уже достигнуто в сфере отечественного ВПК: ни к чему подобному по уровню концентрации знаний как, например, новейший серийный самолет СУ-35, платформа «Армата» или комплекс С-400, пресловутый креативный класс не подошел даже близко.

Интересно, что практически все «прогрессоры», претендующие на право концептуально определять образ будущего России, категорически обходят стороной вопросы обороноспособности и военных технологий. Фактически будущее и стратегии развития продолжает мыслиться исключительно в рамках общества потребления, а также мирной и сытой глобализации.

При сохранении неолиберального вектора развития общества, возможно, только армия останется доступным источником массового бесплатного образования, культуры и элементом социального прогресса в целом. Но это образование не может как в начале ХХ века быть начальным и примитивным, так как изменился характер самой войны и военные технологии.

Армия и оборонный комплекс (как единое целое) может не только сохранить научно-технические знания, высокотехнологичное промышленное производство, но и стать источником развития экономики и общества в целом. Для этого предстоит снова вернуть армии образовательные и воспитательные функции, благодаря которым было выковано советское общество в 1920—1930-е годы, что означает, в частности, необходимость пересмотра взаимодействия армии и ВУЗов в контексте прогресса современных технологий.

В будущем армии придется взять на себя социальные функции образования, необходимого не только для управления высокотехнологичной военной техникой, но и для конструирования и производства этой техники (прообраз такой модели заложен в научных ротах Минобороны). Современная война предъявляет требования к такому уровню технологического развития и образования, которое может воспроизводить только государство.

Армия и государство

В условиях постоянного уменьшения государственного сектора, что является идеологической установкой неолиберализма и не раз артикулировано представителями политического класса на самом высоком уровне, армия фактически остается последним рубежом государственности. Согласно неолиберальной доктрине, которая сегодня активно проводиться в жизнь во всех сферах жизни, армия как и государство в целом становятся «наемным работником» частного транснационального капитала.

В колониальном или даже периферийном варианте капитализма армия и вовсе подлежит частичному или полному демонтажу, некоторые политики и экономисты и сегодня требуют сокращения расходов на армию и ВПК. Реальное отношение олигархического класса к «собственной» армии сегодня демонстрирует конфликт на Украине, все это проходили в России, например в период первой чеченской войны 1994—1996 годов.

Конечно, нам могут возразить, указав на достижения наемной армии США, американский частный ВПК и развитые ЧВК как на успешную модель. Но такая армия была сформирована в качественно иных исторических условиях отсутствия внешней угрозы и выполняет по сути колониальные и карательные функции мировой гегемонии.

Актуальным примером для России все еще служит катастрофическое состояние армии и общества образца Первой мировой войны, сложившиеся во многом благодаря «эффективному менеджменту» русского капитализма. Российское общество дореволюционного типа оказалось не приспособленным к современной войне; патриотический подъем 1914 года уже к 1916 году сменился полным разложением и потерей смысла.

Условием выживания России в будущем является боеспособность армии, эта максима подтверждалась на протяжении всей историей страны, но сама по себе армия не может существовать вне национального государства. Окончательная приватизация государства означает новый «удар в спину», который российская армия пережила в 90-е со стороны политиков.

Армия и общество

Армия не может существовать без надежного тыла, поэтому вопрос о единстве армии и народа, а по сути армии-государства-общества, является принципиальным для подготовки к новым геополитическим и историческим вызовам. Результаты войн будущего (даже если это будут звездные войны) для России по прежнему зависит от того, будет ли они восприняты в качестве «народной» войны.

Для России ключевым критерием отношения к войне остается вопрос ее «справедливости», которая даже в условиях социального регресса не является пустым словом. Преодолеть этот «цивилизационный код», особенность национальной (в широком смысле) психологии бессильна риторика.

И если в 1914—17 годах народ дал отрицательный ответ на этот вопрос, то в 1941—45 годах уже положительный ответ был дан всему «цивилизованному» миру. Во Второй мировой войне СССР победил не только вследствие колоссальной технической, но и социальной модернизации.

Народный характер российской армии является одним из фундаментальных преимуществ России в меняющемся мире. В противном случае со всей фатальностью и остротой встанет нежелание общества умирать за интересы большого бизнеса и яхты миллиардеров.

Концептуальное переосмысление значения ВПК и армии в экономике и общественной организации будущего (и без ее негативной милитаризации) на современном этапе необходимо для существования России как суверенной цивилизации. Главное, чтобы российская армия не повторила судьбу многих гражданских институтов, и не превратилась бы в «платформу» для частных военных корпораций, обеспечивающих интересы глобального капитала.

Оригинал публикации — на сайте РИА «Новости» »