Егор Холмогоров: Трезуб треснул

Публицист Егор Холмогоров — о том, почему он сам и президент Путин могли бы считаться большими украинскими националистами, чем Яценюк или Ярош. 

 1385119352Последние десятилетия в Москве царил настоящий культ украинского национализма. Говорилось о том, что он невероятно успешен, что украинцы исключительно пассионарны, что бандеровская эстетика реально заводит молодежь, что вот-вот мы увидим, как расцветет Украина, потому что ей можно создать национальное государство, а нам — нет.

 Украинская националистическая интеллигенция, обманутая заполненными залами на концертах «Океана Ельзи», постепенно входила во вкус роли учительницы жизни для недалеких москаликов.

Трепетные Оксаны и Олеси рассказывали субтильным московским юношам про «ограду сада Меттерниха — подлинный дом Украины» и «дикую азиатчину Москвинства», от которой они уходят навсегда, а пошлые совки из Крыма и гопники из Донецка им мешают.

Я помню, каким восторгом русские и евреи описывали свой поход во львовскую «Криивку», где на входе спрашивали, есть ли москали да жиды, и надо было ответить «Нi!» (то есть отречься от своего народа). Когда после недавнего расставания с «Лентой.ру» Илья Азар начал напевать в Twitter про «украинский повстанче», я уже, признаюсь, не сильно удивился.

Все были абсолютно уверены в том, что стоит только этим крутым парням получить власть, как они тут же создадут из свидомой части нации бронированный кулак, уткнут его в пузо Кремлю и заставят клятых москалей немедленно тикать за Волгу. Я, правда, сомневался, но за то меня и прозывали подлым путинистом. И вот героям пришла слава по всей Украине, у них в полной власти майдан, Киев, рада, МВД, большая часть страны, поддержка мирового сообщества… И что же мы видим? Мы видим полное политическое ничтожество украинского национализма как проекта.

Перед этими «героями» оказалась вполне конкретная задача: отстроить новое революционное государство, не допустить его распада по этнополитическим границам, минимизировать территориальные потери, не допустить вмешательства тех самых москалей, сформировать минимально боеспособную армию, создать новый порядок, основанный на безопасности граждан, неприкосновенности личности и спокойствии в городах и селах. Задача непростая, но именно такого класса, какие обычно решают революционные нации, выдерживающие экзамен на зрелость.

Вместо этого режим Турчинова–Яценюка резко настроил против себя русскоязычное население Украины отменой языкового закона и агрессивными жестами в адрес русских. Реакция на происходящее в Крыму представляла собой бессильное хамство, исключившее даже минимальную грусть при расставании.

На юго-востоке был создан вакуум силы, заполняемый уже не только обезглавленными пророссийскими движениями, но и криминальными группировками. Впрочем, это цветочки по сравнению с вакуумом силы в Киеве, где банду налетчиков на банк отпускают за заслуги перед майданом. Глупыми передвижениями украинской армии режим создал реальную угрозу войны и лишь потом обнаружил, что обладает боеготовыми соединениями в количестве примерно равных одному десанту российского ВДВ.

Создать угрозу, при этом обнажив свою слабость, — блистательный стратегический маневр.

Ну и апофеоз всего — информационная политика. Жители Украины, не имеющие выхода в российский интернет, оказались за завесой 100% лжи. Ни одно (еще раз подчеркну — ни одно) сообщение украинских СМИ не имеет никакого (еще раз подчеркну — никакого) отношения к действительности. Граждане Украины всецело находятся в пространстве фейк-новостей о победоносной борьбе с российской агрессией, в которой Украину поддерживают США и весь мир. От первого же столкновения с реальностью этот карточный домик рассыплется.

При этом революционеры даже не пытаются осознать те задачи, которые перед ними стоят, что они должны были бы сделать, если бы они в самом деле хотели спасти единую Украину и удержать в ней власть.

Перечислю от себя эти меры. Полное уравнивание двух языков и двух общин, немедленная федерализация, как можно более широкий политический диалог со всеми, кто не враг, стягивание в Киев всех боеспособных частей милиции и роспуск с их помощью сил пресловутой самообороны, ликвидация анархии хотя бы в Киеве, вытеснение «Правого сектора» в глубокое подполье, скорейшее признание отделения Крыма — до того, как он начнет осуществлять экспорт русской ирреденты в другие регионы.

Я не друг украинской государственности и, честно говоря, рад, что они так не поступают, но, конечно, украинский националист должен был бы действовать именно так, синтезируя новое пространство политического суверенитета. Вместо этого перед нами — распад и старой, и новой, и какой угодно украинской государственности, декорируемый пустыми заклинаниями о «единой Украине и москальской угрозе». Единственной альтернативой была бы беспощадная неонацистская террористическая диктатура «Правого сектора», но в озвученных Путиным условиях российского вмешательства это просто невозможно.

Политический национализм — это идеология построения национального государства своего народа. Для того чтобы он был успешен, необходимы два элемента: нация и государство. Как выяснилось, украинский национализм полностью этого государственного инстинкта, государственного навыка лишен.

Оказалось, что весь фасад украинского национализма был танцами гавайских туземцев под присмотром Белых Братьев. И вышиванка, на которую за последние годы сменили русскую косоворотку даже некоторые из русских националистов, оказалась элементом декора, а не символом идентичности. Украинский национализм оказался примитивен и архаичен — на уровне плохо вымытых гоблинов с катапультами, которые сейчас разговаривают не о том, как возродить украинскую армию, а о том, как они поставят пулеметы на пикапы и будут ездить на этих тачанках сотнями по украинским степям, воюя с москалями.

Когда националисты, недавно претендовавшие на евроинтеграцию, перед лицом второй по мощи армии мира начинают мыслить на уровне североафриканского племени эпохи свержения Каддафи, то это приговор такому национализму.

Честно говоря, всё чаще начинает возникать мысль о том, что необходима уже не столько спасательная операция России для защиты русского Юго-Востока, сколько полицейская операция для ликвидации режима путчистов в Киеве и полноценной (быть может, при равноправном партнерстве с ЕС) политической реконструкции Украины, политического перезапуска того пространства, на которое с полным правом может претендовать украинский этнос.ким украинцам, которым он угрожает национальным самоуничтожением, коллапсом социальной структуры.

Раздувавшийся столько лет пузырь украинского национализма лопнул и обнажил такой пещерный уровень политической культуры и понимания национальных задач, такое непонимание самой природы государства и политическое бессилие, что, подозреваю, Путин или ваш покорный слуга являются сегодня большими украинскими националистами, чем Яценюк или Ярош.

Источник: http://izvestia.ru/news/567655#ixzz2wNqoZhuP

2 комментария


  1. Владимир Владимирович, наконец, вчера сказал все в глаза этой двуличной “старухе Европе”, всем лицемерам и подлецам!Слушая президента, невольно вспомнил слова Милошевича: “НАТО умрет, когда взойдет русское солнце”. Уже светает!
    И как тут еще не вспомнить Тютчева!
    “Да, вы своё сдержали слово:

    Не двинув пушки, ни рубля,
    В свои права вступает снова
    Родная русская земля.

    И нам завещанное море
    Опять свободною волной,

    О кратком позабыв позоре,
    Лобзает берег мой родной.”

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *