МК: “Стоит ли бояться мусоросжигающих заводов?”

Президент России поддержал инициативу врио губернатора Московской области А.Ю.Воробьева в вопросе закрытия 24 полигонов муниципальных отходов

Вместо них будут построены мусороперерабатывающие заводы. Но жители, узнав о том, что рядом с их населенными пунктами будут работать заводы по переработке мусора, грудью встают на защиту своей территории. И что дальше? Ведь мусор не испарится сам по себе, его все равно следует перерабатывать и не за сотни километров от места, где мы проживаем.

Новые острова в Японии и мусорный «газпром» в Германии

Я лично бывал на мусороперерабатывающих предприятиях в Германии и Японии, несколько дней наблюдал, как на практике работают экотехнопарки в Японии и Южной Корее. А после того как я принял участие в конференции IPLA (Международное партнерство по распространению наилучшего природоохранного опыта), мне стало окончательно ясно, что отходы, если правильно организован их сбор, переработка и обезвреживание, могут быть утилизированы и с пользой, и без серьезного негативного воздействия на окружающую среду.

В Японии особое впечатление произвел город Китакюсю, население которого составляет более 1 миллиона человек. В городе работают 4 (!) мусоросжигательных завода. Для сравнения, в Москве их 3 на 15 миллионов человек. И в Японии никто не выступает с призывами закрыть эти заводы. Более того, шлак, который образуется в результате сжигания мусора, используется для формирования островов, что дает возможность и мусор захоронить, и решить проблему расширения территории Японии! А ведь еще совсем недавно, в конце 60-х годов прошлого столетия, город Китакюсю называли Городом семи дымов и мертвого моря. Все начало меняться, когда правительство Японии объявило о своих твердых намерениях создать государственную систему комплексного управления отходами. И самое главное — к этому подключилась общественность. Сегодня в Японии функционируют 26 экотехнопарков — это системы комплексного управления отходами.

Система предполагает замкнутый цикл обращения с отходами. Так претворяется в жизнь теория «Ноль отходов» — от сбора до переработки, сжигания и до захоронения золошлаковых остатков в гидроизолированных цилиндрах, которые в конечном итоге представляют собой могильники для шлака с несколькими метрами плодородной земли наверху. Так рождаются «мусорные острова». При этом следует отметить, что экологическую обстановку вокруг экотехнопарков контролирует как государство, так и общественность. И это позволяет тем, кто живет в Японии, Южной Корее, говорить, что в этих странах самая экологически безопасная пища. Я согласен с этим полностью. Как говорится, испытано на себе!


Еще совсем недавно город Китакюсю называли Городом семи дымов и мертвого моря.

А что же в благополучной Европе? И там мне посчастливилось побывать на мусороперерабатывающем заводе недалеко от городка Фрайбург. Сказочное место, городок студентов, рай для туристов. Рядом находится Шварцваальд, термальные источники, на которые приезжают отдыхающие. Так вот, обслуживает полмиллиона человек мусороперерабатывающий завод, который в год принимает 150 тысяч тонн муниципальных отходов. Это собственность муниципалитета. Когда мы подъезжали к заводу, то ехали вдоль коттеджных поселков, которые практически окружают его. Директор завода гостям дарит вино из плодов, которые вызревают в местных садах. Все без обмана, все с необходимым немецким педантизмом и ответственностью. Завод сортирует неразделенные, в знакомых нам пакетах, отходы, отделяет автоматически органику от неорганики, перебраживает органические отходы, при этом выделяется метан, который используется для выработки тепла и электроэнергии. В настоящее время в Германии строится газопровод, куда подобные предприятия будут закачивать газ метан. Так рождается свой «газпром», так работает «зеленая экономика». Мы же спокойно сжигаем на своих садовых участках мусор, в том числе пластиковую тару, не понимая, что наносим вред и себе, и соседям, потому что диоксины имеют свойство накапливаться в жировых тканях и приводят к плачевным результатам — рак, заболевания легких, мутации.

Пятая часть всех российских отходов находится в Подмосковье

Дорогое удовольствие — такие заводы? Недешевое. Но это стоит того! Удаление от ближайшего коттеджа, что мы видели во Фрайбурге, составляет 250 метров. У нас по санитарным нормам удаление от свалок составляет от 500 метров до километра. А значит, огромное количество земель находятся в опасной близости от мест складирования отходов. А сколько свалок уже не работает, но продолжает формировать фильтрат, который проникает в грунтовые воды, перенося вредные вещества на много километров, поражая питьевые источники.

Стратегия обращения с отходами, которая была представлена президенту Путину на совещании 10 апреля, предусматривает строительство мусороперерабатывающих заводов. Стоимость каждого завода — 1,3–1,4 миллиарда рублей. Но это и есть искомые 30–35 миллионов евро. Нужно только начать дело делать, а не сидеть с разговорами на кухне, критикуя все и вся. Воробьев сделал трудный шаг, отрезав себе путь к отступлению, — он провозгласил теорию чистого Подмосковья. Так нужно помочь ему в реализации этой задачи!

Простой пример: в Серпуховском районе Подмосковья уже закрыта свалка Жерновка — весь Заокский регион с населением 30 тысяч человек плюс 15 тысяч дачников в летний период вынуждены выбрасывать мусор в лес или самостоятельно везти до ближайшего контейнера, который порой находится в 20 километрах. А до конца года могут быть закрыты все свалки Серпуховского района. Но при этом возникает вопрос: а какая альтернатива предложена населению? Есть много стратегий, концепций, программ, на их разработку были потрачены миллионные бюджетные средства, а единого подхода нет. А ведь это можно сделать быстро и без особых затрат бюджета — предприниматели совместно с независимыми профессиональными экспертами-практиками могут оценить все, что было когда-то разработано, и предложить окончательное решение. А пока жители деревни Жерновка вместе с дачниками решили организовать площадку, которая будет оборудована изгородью, забетонирована и оснащена контейнерами для сбора мусора, который будет вывозиться специализированной организацией. В этом им помогает местная администрация, за что им честь и хвала. Все понимают, что дальше так жить нельзя — иначе можно зарасти грязью по самые уши.

Другой пример: не первый год в России проводятся акции по сбору мусора. Участвуют в этом общественные движения: «Сделаем вместе», «Блогер против мусора», «Про-отходы» и другие. Им в этом помогает Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, которая вместе с общественностью отражает места несанкционированного размещения мусора на электронной карте, доступной всем. Росприроднадзор принимает меры к нарушителям, общественность помогает выявлять нарушения. Акции проводятся ежегодно, карта работает постоянно. Действенно? Конечно!

В настоящее время практически все бытовые отходы Московского региона вывозятся на полигоны и свалки Московской области. Под 39 полигонами занято свыше 700 га земель, более 400 га — под санкционированными свалками. При этом только 17 санкционированных объектов размещения отходов имеют разрешительную документацию и эксплуатируются в соответствии с действующим законодательством. По объему вывозимых на эти объекты бытовых отходов это составляет более 4,7 млн тонн — по Московской области и более 5 млн тонн — по Москве. Площадь Московской области составляет 0,22% от площади РФ. При этом на ней размещается 20% всех образующихся в стране отходов. Кроме бытовых отходов нагрузка на территорию Московской области увеличивается за счет вывоза и размещения на ней строительных и промышленных отходов. И никаких разрешительных документов при этом не оформляется и не может осуществляться лицензионный контроль, т.к. эта деятельность исключена из перечня лицензируемых в соответствии с Законом от 25.06.2012 №93-ФЗ.

«Захоронить» и «утилизировать» — не одно и то же

На состоявшемся в начале года расширенном заседании Правительства РФ главной причиной, не позволяющей обеспечить жизненно важный экономический рост страны в 5% ВВП, были признаны инфраструктурные ограничения. Так вот, проблема мусора наряду с транспортной является главным инфраструктурным ограничением, препятствующим дальнейшему развитию Подмосковья.

Конечно, кардинально на современном уровне решить эту застаревшую задачу можно только созданием высокотехнологичной индустрии переработки мусора. Такая масштабная программа готовится, но для этого нужны время и серьезные финансовые источники. А горы мусора нарастают ежедневно и становятся особенно заметными с началом дачного сезона.

При этом всегда нужно помнить, что линий по сортировке отходов в Московской области построено больше двух десятков, но они загружены не больше чем наполовину. В чем проблема? Затраты на переработку отходов значительно выше затрат на захоронение. В частности, для Московского региона усредненные затраты на захоронение 1 тонны мусора составляют 300–400 руб., тогда как цена только одной из операций перед переработкой отходов, а именно сортировки, — от 1300 руб., а цена сжигания может достигать 3 и более тыс. руб. Однако формулировка, используемая в Законе о тарифном регулировании, фактически трактуется абсолютным большинством муниципальных и региональных органов власти в качестве синонимов: «захоронение» и «утилизация». Поэтому тарифы фактически устанавливаются едиными для осуществления этих двух разных видов деятельности. Дешевле платить за захоронение. Значит, опять возникает вопрос о роли государства в этом процессе.

Согласитесь, раздельный сбор мусора в домах, оборудованных мусоропроводами, возможен только перед попаданием мусора в мусоропровод. Согласно исследованиям, в районе мусорной камеры можно выделить не более 15–18% полезных фракций, а после мусоровоза — на линии сортировки — и того меньше — 7–8%.

Можно организовать небольшую сортировку в районе мусорной камеры. Опыт небольших городов, в частности, города Пущино Московской области, когда там был организован эксперимент, показал, что даже стимулирование со стороны Управления ЖКХ дворников давало свои плоды. Эксперимент завершился, все отчитались о его благополучном завершении, но администрация не поддержала его как постоянный принцип организации работы УЖКХ.

В соответствии с действующим законодательством к вопросам местного значения относятся организация сбора, вывоза, утилизации и переработки ТБО. А что понимается под «организацией» какого-либо процесса, связанного с обращением с отходами, такого как сбор, утилизация, вывоз, переработка, ни в одном законодательном акте не определено, как и не определено ответственное лицо за организацию захоронения бытовых отходов.

Людям предстоит осознать и осознанно принять решение: с завтрашнего дня мы начинаем собирать и сдавать мусор по-человечески. Москва и Подмосковье готовы к решению этих вопросов в гораздо большей степени, чем остальные регионы: и проблема здесь перезрела — практически в каждом муниципальном образовании есть экологические инициативные группы, которые в той или иной форме этот вопрос уже пытаются решать.

Мусороперерабатывающих заводов бояться не стоит. И мусоросжигательных также не стоит опасаться — другие страны этим пользуются успешно и при этом сохраняют природу. Нужно просто правильно такие заводы эксплуатировать, тогда и проблемы накопления мусора будут решены и здоровью населения ничего угрожать не будет. Мировая практика это доказывает, только заниматься этими проблемами должны профессионалы при поддержке государства и под действенным общественным контролем.

Александр МАРЬЕВ,

Национальный эксперт ООН по промышленному развитию (ЮНИДО)

Ссылка на оригинал: http://www.mk.ru/daily/nashe-podmoskove/article/2013/07/09/881438-stoit-li-boyatsya-musoroszhigayuschih-zavodov.html

13 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *