Известия: Михаил Девелопер. The End

Телеведущая Тина Канделаки — о том, какое будущее ждет Грузию без Саакашвили.

Официальных итогов выборов еще нет, но, судя по предварительным результатам, уверенную победу на них одержала «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Тбилиси гуляет так, как не гулял никогда. Тысячи людей праздновали победу Бидзины до глубокой ночи: флаги, сигналящие машины, счастливые лица. Когда победу празднуют так, становится понятно, что она настоящая. Невозможно, скажем, было бы представить такие народные гулянья в случае победы партии нынешнего президента. Саакашвили может свезти автобусами полный стадион массовки, но он не смог бы заставить людей радоваться его победе.

Как я неоднократно говорила, Саакашвили, очевидно, был уверен, что всю жизнь будет пожинать плоды своих первых успехов. Но это не так. Саакашвили уже дал Грузии все, что мог дать, теперь он уже оставался лишь источником системных проблем: закошмаренный бизнес, олигархи-силовики, цензурируемые журналисты, подконтрольный суд, огромный внешний долг, по-прежнему мизерные пенсии — это и многое-многое другое при Саакашвили уже не могло быть исправлено. Он привык быть безальтернативным кандидатом, его пропаганда вовсю использовала классический оборот «Если не он, то кто?». Но как только у него появилась реальная альтернатива, никакая пропаганда уже не спасла. Этот опыт можно смело экстраполировать и на Россию. Проблема не в том, что Путин безальтернативен, а в том, что сегодняшняя оппозиция профнепригодна для роли реального конкурента действующей власти.

Бидзина Иванишвили не сразу стал кричать о том, что он заменит Саакашвили, и не сразу ворвался в грузинскую политику. Вначале он благоустроил все свое село, потом район, де-факто став практически его неофициальным губернатором. И только потом, понимая, что ему в этой стране жить, а условия для жизни все хуже и хуже, он решил заняться политикой. Он — человек, который не зарабатывает на политике, для него это, наоборот, статья расходов. Если самый богатый человек в Грузии (возможно, за всю грузинскую историю) в такой ситуации подается в политику, то явно не с целью заработать или получить инструменты для решения своих собственных вопросов.

Конечно, даже денег Иванишвили не хватит, чтобы поднять на ноги всю страну, для этого нужна команда. И она у него есть. Во главе ее — Ираклий Аласания, молодой, но уже довольно опытный политик с прекрасной репутацией. Уже сегодня можно сказать: смена власти для Грузии будет не откатом назад, а очередным обновлением, очередным прорывом вперед, после которого разница между новой Грузией и Грузией Саакашвили будет столь же существенной, как разница между страной в ее нынешнем виде и Грузией при Шеварднадзе.

Для Саакашвили это будет не самым достойным финалом, ведь он мог уйти победителем, но заигрался в диктатора. Он на полном серьезе сравнивал себя с Давидом Строителем, забывая о том, что практически все грузинские цари просили хоронить себя в полу храмов, дабы прихожане понимали, насколько бренна власть, и видели, что те, кто  сегодня правит людьми, назавтра становятся всего лишь прахом под их ногами. Миша, видимо, думал, что он станет исключением, но, как только кто-то в Грузии начинает так думать, его быстро низвергают с пьедестала. Дело все в том, что там все друг друга знают и каждый считает, что может стать президентом, если захочет. И либо президент — это чей-то хороший знакомый, или родственник, или мальчишка, которого все помнят еще в трусах. Это особенность грузинской политики, здесь феодализм не проходит.

Лишенный реальной политической власти Саакашвили еще некоторое время будет болтаться наверху, выглядя так же беспомощно, как Виктор Ющенко в последний год своего правления. Будь Саакашвили поумнее и поскромнее, не раздувай он пузырь своего величия, он бы и не лопнул с таким шумом. Но ведь все нынешние проблемы Грузии: клановость, цензура, полицейский террор с тотальной прослушкой каждого — это результат того, что после первых успехов Саакашвили счел себя избранным, счел себя эдаким грузинским Ли Куан Ю, способным авторитарными методами провести в стране модернизацию, которую без него никто не сможет провести. Но Грузия — это не какая-нибудь азиатская провинция, здесь живут образованные люди, и есть среди них управленцы получше, чем сам Саакашвили. И, увидев монархические замашки  президента, они быстро поставили его на место: «Ты кто такой? Давай, до свидания!».

Обновление Грузии — это не просто обновление политической элиты, но и перезагрузка внешней политики. Для отношений с Россией это чрезвычайно важно: новая грузинская власть не будет больше вызывать у Кремля такую аллергию. Сколько бы Миша ни орал, что они прокремлевские, они конечно же не прокремлевские, а просто никому ничего не должные. Разница между Мишей и Бидзиной заключается в том, что Бидзина никому ничего не должен — ни России, ни Америке. Выстраивание интересов у него будет исходить из целесообразности и полезности в партнерстве, а не базироваться на оголтелом подчинении одним и бесконечном обострении отношений с другими.

Но готовы ли российские власти к такой перезагрузке? Кремлю надо учитывать, что Грузия — пусть и маленькая, но гордая республика, она никогда не станет Абхазией или Южной Осетией, ей не годится статус чьей-то провинции. Москва сможет установить с Тбилиси доверие, только если стороны будут говорить на равных, как суверенное государство с другим суверенным государством. Во всяком случае, в Грузии очень надеются на такое отношение.

Чтобы «Грузинская мечта» стала новой грузинской реальностью, нужно время и немного удачи. И, конечно, нет никакой гарантии, что у новых властей не откроются свои недостатки. Но сейчас у них есть потрясающий шанс. И, как пел когда-то в Юрмале Павлиашвили, придет время, наступит рассвет над Кавкасиони, и Грузия обретет свободу, о которой она всегда мечтала.
Ссылка на оригинал: http://izvestia.ru/news/536643

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.