Власть в России неинтеллигентна. Интервью “Московским новостям”

Андрей ИльницкийУзнав о проекте «Новая интеллигенция», в «Московские новости» обратился замглавы ЦИК «Единой России» Андрей Ильницкий с просьбой об интервью. Он объяснил, что сам считает себя «полуинтеллигентом», а вот «настоящих» в партии власти немало, но на первый план вывести их не получается.

— Судя по тому, что вы узнали о «новой интеллигенции», вы нас читаете.

— Да, и мне понравилось, как вы, по-хорошему говоря, раскрутили Никиту Белых и Петра Шкуматова. С Никитой все понятно, он мой товарищ, я к нему хорошо отношусь. А вот Шкуматов в вашем интервью полностью раскрылся, вы его вытащили на откровенность. Он не ответил на вопрос о том, на что он живет. Я с ним знаком по встречам с «Федерацией автовладельцев России».

— По-вашему, Шкуматов — не новый интеллигент?

— Пожалуй, что нет. Я не чувствую культуры в нем.

— А кто такой, в вашем представлении, новый интеллигент?

— Ну, тут я оригинальным не буду. В моем понимании — это человек, конечно, образованный, причем скорее гуманитарного свойства, хотя много интеллигентов есть и среди «технарей». Второе, самое определяющее, где находится развилка между представителями среднего класса, интеллектуалами и интеллигентами — моральные императивы. Интеллигенты — это люди, вменившие себе по жизни определенную общественную миссию. Их немного по отношению к общему числу людей с высшим образованием, среди тех, кого принято относить к представителям среднего класса. Третье — это определенная культурная составляющая. Она либо есть, либо ее нет. Культура — это не образованность, это очень плохо измеримое понятие. Но оно как-то чувствуется. Можно кучу фильмов посмотреть, кучу книг прочитать, но не стать интеллигентом. Еще это качество можно как-то потерять. Вот смотрю телевизор — и вижу, что часть людей, которые приходят во власть, почему-то меняются лицом и фигурой: губы полнеют, щеки отвисают, взгляд стеклянным становится. Для меня это не интеллигенты, хотя во власти, конечно, их много. Почему-то принято считать, что интеллигенция есть только среди тех, кто власть критикует. В XX веке, перед революцией, ситуация дошла до абсурда — какой-то мерой интеллигенции стало неприятие власти. Если ты относишься к власти плохо — ты наш, ты интеллигент! Хорошо — ты порченый, приспособленец, в лучшем случае — служака. Такое отношение к власти потом породило и соответствующее отношение к интеллигенции: «интеллигент — человек, получивший диплом, но не получивший должность». «Бесы» об этом. Потом уже интеллигенцию ногами добивали Ильф и Петров: помните, был такой персонаж Васисуалий Лоханкин, у которого жена работала, а он днями и ночами ничего не делал, рассуждал о судьбах интеллигенции и русского либерализма.

— Сейчас происходит ренессанс интеллигенции? 

— Эта часть общества никуда и не пропадала. В девяностые годы было много политики, но в ней мало культуры. Это были годы предельного цинизма, хотя начались они с романтики. Я тоже ходил на миллионные митинги. Но после девяностых у людей отбили желание заниматься политикой, а уровень жизни начал расти. Люди начали удовлетворять материальные потребности по пирамиде Маслоу, покупать квартиры, машины. Потом появился интернет. Это тоже добавило возможностей проявлять собственную позицию. Появился вкус к политике. Люди увидели, что не боги горшки обжигают, они начали оспаривать мнения. В совокупности с несколькими ошибками, допущенными властью, и определенной усталостью от не меняющегося политического ландшафта это и породило то, что мы увидели в декабре.

— Вы сами себя новым интеллигентом считаете?

— На этот вопрос отвечать должен не я. Скажу так: общественная жилка у меня всегда была. В другом смысле я, скорее, «полуинтеллигент»: полноценного гуманитарного образования не хватает.

— Мы решили, что одна из черт новой интеллигенции — готовность помогать другим. Как на посту замглавы ЦИК «Единой России» можно помогать людям?
— Я в аппарате отвечаю за взаимодействие с обществом. Как раз это дает возможность помогать конкретным людям.

— Вы говорите, что во власти много интеллигентов. Кто именно? 

— Плигин Владимир Николаевич, например. Андрея Воробьева я отношу к интеллигентам, Косачева Константина, Светлану Журову, Никиту Белых, Игоря Бутмана, Юрия Котлера и многих других, этот ряд можно продолжать и продолжать. Из самых известных моих товарищей в «Единой России» — Вадим Дымов, Нара Ширалиева, Игорь Бутман, Ольга Крыштановская, академик Владимир Фортов. Еще, наверное, Сергей Капков, но его я хуже знаю.
— Все это люди, которых почти никто с «Единой Россией» не ассоциирует…

— Да, это так. Когда мы два года назад ехали в Воронеж на «Стратегию-2020», у нас с Дымовым, Ольгой Крыштановской и скрипачом Дмитрием Коганом родилась идея создать в «Единой России» либеральный клуб. Когда мы его создали и презентовали, то сразу же все начали писать — вот, «Единая Россия» начала делиться. А задачу клуба мы вот какую поставили — выводить на фронт, на более заметные места в партии иных людей, более интеллигентного, либерального свойства. В партии-то их много, а среди тех, с кем партия ассоциируется, не очень. Нам это не удалось, как вы заметили. Но мы работаем.

— Почему не удалось?

— Всему свое время. Как это ни звучит, все-таки средний класс на выборах мы потеряли. Меньше всего мы набрали в крупных городах. Верным остался наш традиционный избиратель — житель индустриальных городов, провинции. Чтобы завоевать средний класс, мы должны изменить лицо «Единой России».

—  Зачем интеллигентам приходить в «Единую Россию»?

— Я говорил, что их нет в первых рядах, но не говорил, что их нет в активе партии. В активе их много, чуть ли не половина. Посмотрите, какой здесь аппарат — все молодые, активные люди. И такой же аппарат в регионах.

— Почему же их не видно?

— А где вообще во власти интеллигенты? Вот вы кого можете назвать? Не только из власти, но и тех, кто на нее претендует. В российской политике вообще очень мало интеллигентов, так исторически сложилось. Мало культуры и много агрессии. Это касается не только «Единой России», но и оппозиции, из тех, кто на власть претендует. Ничего не изменилось в России с тех пор, как в «Вехах» сто лет назад констатировали — власть в России неинтеллигентна, а интеллигенция лишена властного инстинкта.

— А почему в «Единой России» так много тех, кого принято называть «упырями»?

— Что вы имеете в виду?

— Вы сами сказали про изменившиеся лица и отвисшие щеки у людей во власти.

— Я не считаю, что таких людей в партии много. «Единая Россия» — двухмиллионная структура, вобравшая в себя многих из тех, кто хотел заниматься политикой. У нас разные люди. Думаю, что ситуация и с лицами, и с идеологией изменится. Я надеюсь, что «Единая Россия» будет правым центром, партией среднего класса. Может, не партией тех, кто выходил на Болотную площадь. Их голоса мы в ближайшие 5-7 лет не завоюем, хотя будем пытаться.

— Новая интеллигенция — это те, кто выходили на Болотную?

— Не только. Давайте разделять. На первом митинге на Болотной площади были те, кто пришел посмотреть, выказать некую взаимную солидарность. Им показалось, что за них что-то решили и решили не так, как им хотелось и как было на самом деле. Постепенно это движение радикализировалось, и к третьему митингу люди, стоявшие на сцене, были там уже только ради протеста. Там остались не те, кто пришел показать, что у них есть достоинство, а те, кто пришел высказать протест. Так что на Болотной площади была только часть новой интеллигенции.

—  На Поклонной горе, по-вашему, новые интеллигенты тоже были?

— Конечно. Если на Болотной площади были люди в основном младше 30 с лозунгом «за все хорошее», на Поклонной горе — люди постарше, их посыл был «против всего плохого».

— Я была на митинге на Поклонной горе, и у меня сложилось впечатление, что у многих посыл был «лишь бы не уволили».

Это совсем не так. Я принимал участие в малой части организации митинга, поскольку отвечаю за взаимодействие с обществом. Например, мне дали квоту на 200 человек, а пришли полторы тысячи. Я сам спрашивал сотрудников — вы там не перегнули нигде? По нашей линии все пришли добровольно.

— Один из организаторов митинга на Поклонной горе, Сергей Кургинян, интеллигент?

Нет, его я к этой категории не отношу. Интеллигент — это все-таки человек, принимающий иное, иную точку зрения. Кургинян агрессивен, он больше настроен на разрушение, а это гораздо проще, чем воодушевлять и объединять.

— А почему вы пришли в «Единую Россию»?

Я работаю здесь седьмой год, до этого я руководил лидерскими проектами в фонде Михаила Ходорковского «Открытая Россия». Работать с обществом, привлекать новых людей именно в «Единую Россию» меня пригласил Андрей Воробьев, я сразу занял высокую должность, но что меня поразило — никто не понукал меня вступать в партию. Это я сделал сам через полгода.

— Кого вы привели в «Единую Россию»?

Ольгу Крыштановскую, например. Нару Ширалиеву. В какой-то степени поспособствовал вступлению Вадима Дымова и Игоря Бутмана — это из высшего руководства. У меня за шесть лет полностью поменялся состав департамента. У нас интересная работа, поэтому приходит много молодых, активных. Все с высшим образованием.

— Вы называете себя «полуинтеллигентом». Что вы делаете во власти, которая, по вашим же словам, совсем неинтеллигентна?

Моя концепция — пытаться менять власть изнутри.

— А как при этом не измениться самому?

Хороший вопрос. Пытаться побольше сидеть в интернете, сохранять товарищеские отношения с людьми, которые к власти относятся критично. Это один из критериев — оставаться для них рукопожатным.

— Чья протянутая рука для вас значит, что вы не изменились?

Ирины Ясиной, Павла Лунгина, Елены Немировской, Александра Архангельского, Александра Аузана, Игоря Свинаренко. Это люди, которых я давно знаю и отношения с которыми сохранил.

Оригинал публикации »

4 комментария


  1. Да, кстати коллеги!! Сопредседатель Высшего совета партии «Единая Россия» Сергей Шойгу в четверг, 5 апреля, был наделен полномочиями губернатора Московской области. За его кандидатуру единогласно проголосовали все 46 депутатов Московской областной Думы, присутствовавшие на заседании.

    В комментарии ER.RU руководитель Центрального межрегионального координационного совета партии «Единая Россия», депутат Госдумы Виктор Кидяев заметил, что Шойгу по силам преодолеть любые трудности. По его словам, колоссальный опыт работы на посту главы МЧС в сочетании с деловыми качествами позволит Шойгу на высоком уровне решать самые сложные проблемы.

    «Есть ряд вопросов, регулирование которых требует «сильной руки». Это вопрос занятости (населения – ред.): необходимо создавать рабочие места в области. Решение данной проблемы частично решит транспортную проблему: ослабит нагрузку на транспортные линии из Подмосковья в Москву. Дороги, транспортная инфраструктура, совершенствование правоохранительной системы, борьба с коррупцией, с преступностью – сферы, требующие особенного внимания, в них также предстоит серьёзно поработать», – подчеркнул парламентарий.

    Среди проблем, которые предстоит решать новому губернатору, Кидяев также назвал «территориальную политику», выстраивание продуктивной модели взаимодействия с главами муниципальных образований, входящих в состав субъекта Федерации. Без тесного сотрудничества региональных и муниципальных властей невозможно решать вопросы, относящиеся к сфере совместного ведения. Наконец, важно выстроить эффективную схему взаимодействия с властью города Москвы. В этой связи особенно важно, что Шойгу – опытный управленец, считает Кидяев.

    Приоритеты в работе Шойгу должны быть отданы системе образования, здравоохранению, вопросам, связанным с нашим подрастающим поколением: воспитание, занятость детей и молодежи, развитие спорта, культуры, считает секретарь регионального Политического совета партии «Единая Россия», депутат Московской областной Думы Сергей Юдаков.

    «Знания, навыки, ресурсы, которыми обладает Сергей Шойгу, безусловно, важны для Московской области как постоянно развивающегося региона. Опыт, полученный министром на федеральном уровне, позволит достойно представлять область в различных программах социально-экономического развития страны, отстаивать интересы региона по всем важным направлениям – социальному, политическому, экономическому», – отметил Юдаков.

    По его словам, первоочередной задачей, стоящей перед новым губернатором, является сохранение социальной направленности стратегии развития региона. «Могу с уверенностью сказать, что Сергей Шойгу обладает необходимым опытом и знаниями для реализации этих задач», – заключил Юдаков.

    Ответить

  2. Правильно сказть “не интеллектуальная”, при этом положение все ухудшается – я все больше и больше встречаю чиновников, которые просто некомпетентны в тех областях, в которых работают.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *