7 вопросов Андрею Ильницкому о политической реформе

Госдума приняла в третьем чтении президентский закон о партиях, радикально упрощающий порядок их регистрации, и теперь, чтобы зарегистрировать партию, нужно не 40 000, а всего 500 человек. Во что превратится российская партийная жизнь после принятия этого закона, «Русский репортёр» обсудил с заместителем руководителя Центрального исполнительного комитета «Единой России» Андреем Ильницким.

1. Установив слишком низкую минимальную численность, не породим ли мы хаос, огромное число карликовых партий, партий-спойлеров?
Андрей Ильницкий. Фото © Fotoimedia/ИТАР-ТАССДемократическое строительство в России в принципе подвержено хаосу, броуновскому движению. Но если не учиться плавать, то и не поплывешь. Это тест на зрелость: сумеют ли наши политики в условиях открывшихся возможностей не заниматься дрязгами и самопиаром, а начать реальное партстроительство, начать работать, начать договариваться. В противном случае мы действительно получим массу «нанопартий» внутри Садового кольца.

2. Бюллетень, где будет несколько десятков партий, — это уже не бюллетень, а простыня. Нет беспокойства за избирателя?
Владимир Жириновский как-то произнес красивую, сильную фразу: «Демократия должна умещаться на одном избирательном бюллетене». Усложнение политической системы не должно сопровождаться напусканием тумана на выборах. Нужно тщательнейшим образом продумать, как будет выглядеть бюллетень. В нем можно публиковать, например, только названия партий, а списки региональных групп развешивать в избирательных кабинах.

3. Оппозиция настаивает на возможности создания предвыборных блоков. Но «Единая Россия» эту идею не поддерживает. Почему?
Мы не должны действовать в угоду страхам некоторых политиков: «Ах, я маленький и сам нужного числа голосов не наберу!» Блоки — это легкое решение. Они позволяют перед выборами объединиться самым разным людям, а потом разбежаться, вместо того чтобы кропотливо заниматься созданием собственно партий. Таким образом, происходит профанация создания настоящих идеологических партий в угоду тактическим союзам.

4. Некоторые политики, прежде всего националисты, чьи организации суд запретил как экстремистские, уже заявили о готовности зарегистрировать свои партии, и я думаю, пятьсот человек они для этого наберут.
И я уверен, что наберут. Угроза есть. Закон о партиях требует указать цели партии, но, очевидно, никто не будет там писать что-то заведомо наказуемое. Напишут в самых общих чертах: «Мы за все хорошее, против всего плохого». Нужно отслеживать дальнейшие заявления и действия партий, их лидеров. Борьбой с ксенофобией, возбуждением национальной ненависти надо заниматься не с помощью закона о партиях, а с помощью Уголовного кодекса.

5. На днях Мосгорсуд признал законным запрет регистрации ПАРНАСа. Не противоречит ли это декларируемому духу либерализации партийного законодательства?
Одновременно подтверждена регистрация Республиканской партии Владимира Рыжкова. В случае же с отказом в регистрации ПАРНАСа, как мне кажется, нет политики, а лишь неопрятность в оформлении документов. Михаил Ходорковский, с которым я в свое время сотрудничал, всегда говорил в таких случаях: «Поработать не пробовали?» Нельзя выдавать собственную низкокачественную работу за политические гонения.

6. Допустим, закон о партиях хорош, но не сведут ли его плюсы на нет злоупотребления чиновников, судов, вольно его трактующих? Захотят — зарегистрируют партию, нет — откажут под надуманным предлогом.
Я надеюсь на вас, на прессу, на общественность в самом широком смысле. Благо прошедшие выборы показали, что общество может оказывать давление на власть и власть поддается этому давлению. Другого пути нет.

7. В последнее время много разговоров и о судьбе «Единой России». Говорят, например, что она разделится на три фракции или что на основе Народного фронта может быть создана новая партия, более левая по своей идеологии…
В стране действительно встает вопрос о появлении влиятельной социал-демократической партии. Миронов, получив очень низкий результат на президентских выборах, говорит о каких-то коалициях, пытается вернуться в политику Михаил Горбачев. Тема востребована. Но что касается «Единой России», она была и остается партией правого центра. Мы готовы даже еще чуть подвинуться вправо, в сторону партии среднего класса. Что касается деления «Единой России» на фракции — этого не будет. У нас просто активизируется работа партийных клубов: либерального, консервативного, государственно-патриотического.

Тж. на expert.ru.

1 комментарий


  1. Новые партии будут, но новых интересных политиков не будет. Их просто нет. Партии без лидеров-просто названия. Обертка без содержимого. Классическая обманка. Политическое МММ. Отдайте свой голос и шишок вам под носок. Вас утомили старые партии, поиграйте в новые фантики. Захотите реальности всё равно вернётесь к тем, кто есть. Да Прохоров создаст партию. Он и будет один на новенького, а ПАРНАСЫ с Новодворско-Боровыми и Рыжковыми уже утомили. В апреле на экраны выходит фильм про маппетов. Эти смешные куклы вернулись через десять лет. Посмотрите это кино, оно про российских политикой с улицы Сезам.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *