Необходимо выстроить системную политику на постсоветском пространстве

Фото © Парламентская газетаМеждународная конференция «Исторический опыт и новые возможности» проходит на площадке Центра социально-консервативной политики. Конференция проходит в дни 95-летия событий, которые привели к образованию на территории Российской империи новых государств. В России 2012 год объявлен Годом истории, что придает дополнительную значимость осмыслению пережитого нашими странами и дает возможность наметить контуры будущего развития. Конференция проходит в режиме прямого включения с коллегами из Киева, Астаны и Минска

«Главное – выстроить системную политику на постсоветском пространстве», заявил заместитель руководителя ЦИК партии «Единая Россия» Андрей Ильницкий. Как передает ER.RU, выступая в субботу, 17 марта, на Международной конференции «Исторический опыт и новые возможности», он отметил, что мнение элит на эту тему в странах СНГ «существенно различаются». «Это опирается на социологию, я могу доказать цифрами», — заявил он. Ильницкий полагает, что нужно выстраивать разную политику в работе с обществом и элитами стран, к примеру, Украины и Белоруссии.

«Позитивно к объединению относится Казахстан — на первом месте, потом Белоруссия и Украина. Там Россия не имеет партнеров в объединительном процессе. 30 процентов жителей Украины за тренд объединения с Россией, более 40 процентов — с Евросоюзом. Но есть ли в Украине политики, которые выстроили свою политику на пророссийской риторике? Витренко (Наталья Витренко, лидер Прогрессивной социалистической партии Украины (ПСПУ) — ред.), и еще несколько людей. Большинство выстраивает политику на антироссийской платформе, в разной степени проявленной».

«Необходимо искать партнеров России и с ними дискутировать». «Сегодня нужно делать так, чтобы русский язык был выгоден к изучению». «Мы должны поддерживать не референдумы за статус русского языка, а движения, чтобы русским языком было престижно, целесообразно и прагматично владеть».

Репортажи о конференции — на сайте ЦСКП, «Единой России» и в публикации «Российской газеты», «Парламентской газеты».

Полная стенограмма конференции »

Из выступления Андрея Ильницкого:

Очень вдохновляющее видеть такой интерес к теме в субботней Москве, уставшей от политики, что еще раз подчеркивает актуальность все-таки того, что мы с вами обсуждаем.

Несколько тезисов, потому что часть была уже сказана. На мой взгляд, первое, что надо было проконстатировать, это необходимость выстраивания системной политики на постсоветском пространстве. Она отсутствует.

Как ее выстраивать? В первую очередь надо понимать, что мнение элит и мнение людей, как у нас в стране, так и особенно на Украине, в Казахстане в меньшей степени, и в Беларуси несколько отличны друг от друга. То есть мнение элит или мнение людей, еще раз повторю, существенно различаются. Это опирается на социологию, я могу это доказать цифрами. Соответственно, на мой взгляд, необходимо выстраивать немного разную политику по отношению к двум этим субъектам, называемым работой с обществом и работой с элитами. И вот здесь у нас колоссальные вызовы и проблемы. Вот смотрите, у меня родители живут на Украине, так сложилось, что я участвую в телемостах с этой страной. Давайте посмотрим на Украину, там самая тяжелая ситуация, потому что по всем замерам, например, позитивно по отношению к объединению прежде всего на первом месте Казахстан, я могу цифры назвать, на втором – Беларусь, Украина на третьем, причем существенно отставая. Так вот смотрите, что там происходит. Там Россия не имеет партнеров к объединительному проекту, несмотря на то, что 30,5% жителей Украины, это опрос 2011 года, 43% за Евросоюз, 30% за тренд в сторону России. Это неплохо, с этим можно работать. Так вот, я вас спрошу, и попробуйте ответить, есть ли у нас партнеры, есть ли в украинской политике лидеры, которые уважаемы и заметны в этой стране, которые очевидно построили свой набор ценностей на пророссийской позиции? Там есть Витренко, еще несколько людей, которых можно было назвать, но, по-видимому, все. На самом деле большая часть украинского истеблишмента выстроила во многом свое позиционирование, по крайней мере, внешнеполитическое, на антироссийской платформе, в разной степени проявленной, но, тем не менее. Не надо в этом смысле обольщаться и на позицию Партии регионов.

Так вот, что касается, например, Витренко, на мой взгляд, достаточно искренне старающейся делать все, чтобы мы объединились, то и здесь есть некие идеологические проблемы. В чем? В том, что на самом деле объединительный процесс, проект вот этих людей, которые возглавляют пророссийские движения в Украине, это, скорее, проект «Back to USSR», обратно в СССР, а не вперед к Евразийскому союзу 21 века. И это тоже проблема. Российская элита, равным образом как набор российских ценностей, ориентированных сегодня все-таки больше центристски, не совпадает на самом деле с ценностями тех людей, которые возглавляют пророссийские тенденции на той же Украине.

Что делать? Первое. Может быть, это прозвучит несколько вызывающе, но, мне кажется, что надо задуматься над тем, чтобы формировать свою «пятую колонну». Мы же должны национальными интересами в своей деятельности руководствоваться, и «пятая колонна» на постсоветском пространстве нам нужна. Вот смотрите, я участвовал в телемосте по итогам выборов в программе «Интер», которую ведет Евгений Киселев, она там рейтинговая, есть еще такая же Шустера программа. Так вот кто вы думаете кроме меня там был экспертами? Меня случайно, как я понимаю, пригласили. Экспертами, разъясняющими ситуацию в России вообще и выборную в частности, были три человека: там сидящий в студии Илья Пономарев, передо мной выступавший Каспаров, и после меня подводящий итоги Пархоменко. Я уже не говорю о том наборе экспертов, которые были представлены украинской стороной, подобранной Киселевым. Послушав их, если не знать реалий, то можно было подумать, что Москва вообще, а Россия в частности, находятся в очень предреволюционном состоянии, и все находится просто на грани развала и срыва.

Итак, необходимо все-таки формировать своих партнеров и поддерживать всячески, выискивать тех, кто авторитетен.

Второе. Конечно же, надо обновлять форматы, и об этом нужно дискутировать с нашими партнерами и друзьями там. Например, борьба за русский язык, за его статус – это несколько устаревший формат, уже проигранный редут, давайте это признаем. Надо делать так, чтобы русский язык был выгоден к изучению. Вот знаете, это софт типичный. Это примерно то, вокруг чего формировался общий рынок, который сейчас в Европе съеден политикой, вернее, подъедается политикой. Нам не нужно повторять эти ошибки, но все-таки, исходя из этого опыта, когда формировался сначала общий рынок, общие интересы и корысть, понятая в том числе простыми людьми, выгода. Так вот, нам нужно подходить к проблеме того же русского языка, а цифра 300 миллионов, понимающих его, это само по себе является очень важным ресурсом. Так вот, мы должны все-таки поддерживать больше не такие референдумы, как за статус русского языка, потому что это накопление очередных проигрышей, а все-таки некие движения, чтобы русским языком было не только престижно, но очень даже целесообразно и прагматично владеть. Создание общего рынка в этом смысле может быть одним из ответов на этот вопрос.

И последнее. Мне кажется, что можно говорить о форматах, но формат народной дипломатии, гуманитарный аспект в российской дипломатии на этом пространстве, о чем Путин написал в одной из своих статей, подчеркнул в последней, седьмой статье. Это является ответом на вопрос, что делать с той большей частью людей, которая не совпадает с элитами в этом позиционировании, с тем большинством, их там 30,5% на той же Украине. Конечно, все те форматы, и межпартийные связи в том числе, то, что называется народной дипломатией, от обмена студентами до разного рода фестивалей, они сейчас делаются, но никакой системы в этом нет. Например, есть в мире две ведущие книжные ярмарки – Франкфуртская и Лондонская. В России Московская книжная ярмарка не является заметной на постсоветском пространстве. Почему бы не разделить? Сделать какие-то вещи вот как делается в спорте, это уже делается, хорошо, мы играем в хоккей с белорусскими командами и командами из Казахстана, это очень правильно. Но почему точно также не сделать, например, книжную ярмарку в Алма-Ате, и она будет главной книжной ярмаркой СНГ или постсоветского пространства, а автосалон, например, у нас? То есть сделать такие совместные мегапроекты, которые будут потихоньку сшивать вот это пространство на гуманитарной основе.

Итак, резюме. «Пятая колонна» во взаимодействии с элитами, извините за это, но подберите другие слова, понятно, по-моему, о чем идет речь, и системная работа, включая экспертное сообщество и СМИ, подбор партнеров и поддержка и переформатирование проектов «Back to USSR» в проект «Вперед, в Евразийский союз 21 века». И народная дипломатия и все то, что называется прагматизмом, в работе с самими людьми и с обществом.

4 комментария


  1. Анна Закатнова. Между Востоком и Западом. «Единороссы» обсудили секреты привлекательности. // Российская газета (Москва).- Федеральный выпуск №5732 (59).- 19.03.2012

    В июне в Москве может пройти форум сторонников создания парламентского собрания при ЕврАзЭС, который планирует собрать новая международная структура, основанная «единороссами».
    Как рассказал замсекретаря президиума генсовета по креативу «Единой России» Юрий Шувалов, уже в апреле планируется зарегистрировать новую общественную организацию — «Конфедерация общественных сил на территории Европы и Азии». Первоочередной целью Конфедерации, по считает Шувалов, может стать подготовка общественного мнения к созданию парламентского собрания при ЕврАзэС. Зарегистрировать организацию планируют в России, но среди учредителей, надеется замсекретаря президиума генсовета, согласятся быть и партнеры-иностранцы из стран СНГ. «Россия имеет глубокий опыт сотрудничества народов при сохранении своеобразия их культур и развитии их языков, а форум мог бы стать площадкой для диалога общественных организаций из стран СНГ», — уверен Шувалов.
    Идея эта понравилась участникам дискуссии, организованной клубами партии в Центре социально-консервативной политики в Москве в субботу. Хотя там собирались обсуждать 21-летие со дня проведения референдума о сохранении СССР, гораздо больше волновались собравшиеся насчет будущего. Ради новой политической конструкции «единороссы» взялись за концепцию евразийства, что с явным удовольствием одобрил приглашенный в ЦСКП профессор МГУ Александр Дугин. По его мнению, власть должна определиться со своим отношением к Содружеству: «СНГ у нас бракоразводная контора или нет?», ведь «лимит на бессмысленность политики мы исчерпали». А глава либерально-консервативного клуба в «ЕР» Владимир Плигин, оценивая цели постсоветских стран, заметил: «В чем общность наших интересов? Стать более сильными с экономической точки зрения, для этого мы должны стремиться к интеграции наших рынков, но надо и создать такую экономическую и культурную среду, которая была бы привлекательна и для других участников.». Правда, замруководителя центрального исполкома «ЕР» Андрей Ильницкий напомнил, что если в Казахстане идея интеграции популярна, то вот в украинских элитах не очень: «Большинство истеблишмента выстраивают свою позицию на антироссийской политике и вместо проекта «Вперед, к Евразийскому союзу XXI века» говорят о проекте «Back in USSR». Вот поэтому Ильницкий предложил «задуматься о том, чтобы сформировать свою так называемую «пятую колонну» в хорошем смысле слова». «Значит, с элитой надо работать, — возразил член Общественной палаты Сергей Марков, — в первую очередь не надо их пугать! » Он предложил для начала поддержать интеллектуалов через фонды, гранты и научные центры. Координатор социально-консервативного клуба «ЕР» Игорь Игошин предположил, что формирование евразийского союза может привести к тому, что «крупные территории внутри РФ будут хотеть тех же возможностей — и мы должны быть готовы их дать». Но Шувалов заметил «РГ», что не видит в этом ничего страшного, и выразил готовность пригласить на июньский форум общественные организаций из республик РФ.

    Ответить

  2. В продолжение темы материал Би-Би-Си (Чем займется совет по «цветным революциям»? // BBC Russian (Москва).- 10.04.2012

    При думском комитете по делам СНГ создается экспертно-консультативный совет, который займется изучением «цветных революций» на постсоветском пространстве.

    Ряд экспертов охарактеризовали новую структуру как «мозговой центр контрреволюции».

    По мнению независимого политолога Алексея Воробьева, совет создается, во-первых, для дальнейшего запугивания общества «рукой Запада», причем не столько в странах СНГ, сколько в самой России, и, во-вторых, для «распила» средств.

    Заместитель председателя ЦИК и член генсовета «Единой России» Андрей Ильницкий считает, что работа экспертов может оказаться полезной, если они сделают в результате своего анализа правильные выводы. И в ближнем зарубежье, и в России власть должна не завинчивать гайки, а идти навстречу разумным требованиям общества, тогда и революций не будет, говорит видный единоросс.

    Нажать
    Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

    Революции и фальсификации

    Оценки инициативы диаметрально расходятся. Если глава Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Владимир Захаров уверен, что «такую группу надо создавать, и не только при комитете Госдумы, но и при президенте»», то оппозиционный политик Борис Немцов призывает «срочно прислать в Думу доктора».

    Андрей Ильницкий в интервью Русской службе Би-би-си указал, что инициатива исходила, прежде всего, от думской фракции ЛДПР, чей представитель Леонид Слуцкий возглавляет комитет по делам СНГ.

    Не окажется ли совет мертворожденным органом, наподобие президентской комиссии по противодействию фальсификации истории, которой не видно и не слышно?

    «Я бы не хотел так уж принижать комиссию по противодействию фальсификации истории, — говорит Андрей Ильницкий. — Сама постановка темы привлекла к ней общественное внимание и дала определенный позитивный результат. Что касается совета по «цветным революциям» — время покажет».

    «Прежде всего, не нужно преувеличивать его значение, — заметил член генсовета «ЕР». — Речь идет об экспертной группе, то, что по-английски называется think-tank. По мне, данный феномен важно изучать, чтобы ответом на запросы общества становились не революции, а цивилизованный диалог и разумные действия власти. Если совет будет работать на упреждение «срыва резьбы», это можно только приветствовать».

    Политолог Алексей Воробьев видит за инициативой, прежде всего, личный интерес политиков и чиновников.

    «У России не так много рычагов влияния на постсоветском пространстве, — рассуждает он. — По-моему, создается механизм обогащения определенных лиц. Оценить эффективность затрат на внешнеполитическую пропаганду и «народную дипломатию» сложно. Тем более, что использоваться будут, вероятно, не бюджетные деньги, а «черный нал», собранный с бизнеса. Эту методу давно отработало движение «Наши»: приходили к предпринимателям, просили на то или иное «святое дело», и попробуй отказать. Говорят, в кремлевской администрации при Владиславе Суркове это называлось «субботниками».

    Пугающее слово

    Как говорил Декарт, прежде чем спорить, необходимо договориться о значении терминов.

    Революция в классическом смысле слова за последние годы произошла на постсоветском пространстве только в Киргизии. Или любую победу оппозиции надо рассматривать как «оранжевую революцию», даже если она свершилась мирным демократическим путем?

    Политолог Дмитрий Орешкин призывает не смешивать интересы властвующей элиты, понимающей «стабильность», прежде всего, как стабильность собственного положения, и интересы народа. В демократических странах власть меняется каждые несколько лет, и никто не называет это революцией, замечает он.

    «Что, собственно, случилось на той же Украине? — заявил Орешкин Русской службе Би-би-си. — Там разруха и голод? Террористы взрывают бомбы? Страну захватили американцы? Никто не объяснил, чем так страшен «оранжевый сценарий».

    По мнению единоросса Андрея Ильницкого, говорить об «оранжевом сценарии» применительно к России неуместно.

    «Революции в арабском мире не привели к увеличению демократии. Это не были «революции ценностей», — утверждает он. — Но Россия — на порядок более цивилизованная страна, перспектива насильственной революции у нас близка к нулю. Подход, основанный на теории заговора и сводящий российскую политику к борьбе «партии власти» и «партии госдепа» — это сильное упрощение и подмена понятий. У России столько реальных проблем, обозначенных в семи статьях Владимира Путина, что нам нужно на себя оборотиться».

    Первый заместитель министра иностранных дел РФ в 1992-1994 годах Анатолий Адамишин не видит реальной угрозы российскому суверенитету.

    «Оранжевая угроза» надуманна. Ее боится властная элита, а не страна. Опасность ее преувеличена, чтобы любой протест подвести под «оранжевую революцию», — говорит он.

    «То, что называют «оранжевыми политтехнологиями», действительно существует, — указывает Алексей Воробьев. — Общеизвестный пример — мобилизация и приумножение числа сторонников с помощью прикрепляемых к одежде цветных ленточек. Но это всего лишь инструменты, технологические приемы. Их можно с успехом применять, только когда сложилась, по выражению Ленина, революционная ситуация, когда общество объективно готово к активному протесту».

    Конкуренция цивилизационных проектов

    Создание совета может послужить основанием для обвинения России во вмешательстве во внутренние дела соседей и в двойных стандартах, опасается Воробьев, напоминая, что Москва активно разыгрывает карту невмешательства применительно к Ливии и Сирии, не говоря уж о самой себе.

    Наблюдатели ранее сравнивали Организацию Договора о коллективной безопасности со Священным союзом монархов, созданным в начале XIX века на Венском конгрессе для борьбы с революциями, а инициатива думцев вызвала в их памяти фразу Николая I: «Европе нужен жандарм!».

    Впрочем, как считает Андрей Ильницкий, «кто захочет, всегда найдет черную кошку в темной комнате, даже если ее там нет».

    Политик указывает, что любое крупное государство влияет на окружающий мир, втягивает другие страны в орбиту своего геополитического и цивилизационного влияния.

    Главное, какие ценности оно несет при этом другим.

    По мнению многих аналитиков, Вашингтон в основном обыгрывает Москву в геополитические шахматы не потому, что Америка хитрее или тратит больше денег. Что может предложить Россия в качестве примера, чем подкрепить притязания на лидерство?

    «Использование силы за рубежом создает достаточно напряженное отношение к Америке, но ценности, культивируемые ею, с общечеловеческой точки зрения привлекательнее тех, которые до последнего времени практиковала нынешняя российская власть, — считает Алексей Воробьев. — Несменяемое авторитарное правление, выборы с заранее известным результатом, коррупция и зависимое правосудие, сырьевая экономика, колоссальный разрыв между богатыми и бедными — все это, вероятно, нравится части постсоветских элит, а гражданам — не очень».

    «Грандиозной проблемой» для России является отсутствие привлекательного внешнего образа, указывает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

    «С другой стороны, при всех минусах и изъянах российской модели Россия все же намного «продвинутей», чем большинство постсоветских стран. Это и нужно использовать», — считает он.

    Андрей Ильницкий предлагает свой рецепт усиления российского влияния, отчасти перекликающийся с концепцией «либеральной империи» Анатолия Чубайса.

    «Россия должна позаботиться о самой себе и стать привлекательным примером, — говорит он. — Сменить интеграционную парадигму с «назад в СССР» на «вперед в Евразийский союз XXI века». Не настаивать на проведении референдумов о статусе русского языка, а делать так, чтобы владеть им было выгодно и престижно. Вести диалог с руководством соседних государств, в том числе, на основе поддержки универсальных общечеловеческих ценностей».

    В частности, по его мнению, Москве следовало бы, конечно, вежливо и по-дружески, дать понять Александру Лукашенко, что не следует попирать Всеобщую декларацию прав человека, запрещая гражданам свободно покидать свою страну и возвращаться в нее.

    «Борьба за влияние в мире есть конкуренция ценностных проектов, — говорит он. — Ключевые ценности — частная собственность, стабильность, развитие, семья и свобода: не в смысле вседозволенности, а как возможность выбора и личной жизненной стратегии, и стратегии развития своей страны».

    Россия — не Китай?

    В комментарии, посвященном созданию думского совета, газета «Коммерсант» вспомнила об аналогичной группе по изучению опыта событий на Украине, в Грузии и Киргизии, созданной несколько лет назад в КНР.

    На ситуации в постсоветских государствах ее наработки никак не сказались, зато внутри самого Китая привели к дальнейшему завинчиванию гаек, арестам диссидентов и ограничению свободы интернета.

    «Боюсь, прежде всего создается инструмент для внутренней политики», — говорит Алексей Воробьев.

    Единоросс Андрей Ильницкий отметает эти опасения.

    «Позволю себе напомнить, что в Китае правит компартия, а у нас парламентское большинство принадлежит «Единой России». Это партии разных идеологий», — утверждает он.


    тж. здесь

    Ответить

  3. Андрей Ильницкий: Нужна системная работа. // Журнал «Стратегия России».- №4.- 04.2012

    Необходимо выстраивать системную политику на постсоветском пространстве. И тут надо понимать, что мнение элит и мнение людей, как у нас в стране, так и в Украине, в Казахстане, в Беларуси существенно различаются. Могу это доказать цифрами. Соответственно, необходимо выстраивать разную политику по отношению к двум этим субъектам: вести работу с обществом и работу с элитами.

    И здесь у нас колоссальные вызовы и проблемы. У меня родители живут на Украине, а я участвую в телемостах с этой страной. На Украине самая тяжелая ситуация. Позитивно относятся по отношению к объединению прежде всего в Казахстане, затем в Беларуси. Украина на третьем месте, причем существенно отставая.

    Здесь Россия не имеет партнеров в объединительном проекте, несмотря на то, что 30,5 процента жителей Украины по опросу 2011 года — за тренд в сторону России. Это неплохо, с этим можно работать, хотя, напомню, 43 процента украинцев смотрят в сторону Евросоюза. Так вот, есть ли у нас партнеры, есть ли в украинской политике уважаемые и заметные лидеры, которые построили бы свой набор ценностей на пророссийской позиции? Есть Наталья Витренко, еще несколько людей. И все. Большая часть украинского истеблишмента выстроила во многом свое позиционирование, по крайней мере, внешнеполитическое, на антироссийской платформе, в разной степени проявленной. Не надо в этом смысле обольщаться и позицией Партии регионов.

    Лидер Прогрессивной социалистической партии Украины Наталья Витренко искренне старается сделать все, чтобы наши страны объединились. Но здесь есть некие идеологические проблемы. Объединительный проект людей, которые возглавляют пророссийские движения в Украине, скорее проект «Back to USSR», а не «Вперед, к Евразийскому союзу XXI века. И это проблема. При этом набор ценностей российской элиты, ориентированной сегодня больше центристски, не совпадает с ценностями тех людей, которые возглавляют пророссийские тенденции в Украине.

    Что делать? Первое. Может быть, это прозвучит несколько вызывающе, но мне кажется, что надо задуматься над тем, чтобы формировать свою «пятую колонну». Мы должны в своей деятельности руководствоваться национальными интересами, нам нужна «пятая колонна» на постсоветском пространстве. Я участвовал в телемосте по итогам выборов в программе «Интер», которую ведет Евгений Киселев. Общую ситуацию, в России вообще и выборную в частности, разъясняли три человека: Илья Пономарев, передо мной выступавший Гарри Каспаров и после меня подводящий итоги Сергей Пархоменко. Я уже не говорю об экспертах с украинской стороны, подобранных Киселевым. Если не знать реалий, то можно было подумать после передачи, что Москва и Россия находятся в предреволюционном состоянии, что все находится на грани развала и срыва.

    Значит, необходимо искать и формировать партнеров, поддерживать всячески тех, кто авторитетен.

    Второе. Конечно же, надо обновлять форматы. Например, борьба за русский язык, за его статус — уже проигранный редут, давайте признаем. Надо сделать так, чтобы русский язык было выгодно изучать. Это примерно то, вокруг чего формировался общий рынок. Нам не нужно повторять его ошибки, но следует исходить из его опыта: общий рынок формировался на общих интересах и общей выгоде, понятной всем простым людям. Надо сделать так, чтобы владеть русским языком было не только престижно, но и выгодно. Другими словами, нужно прагматично подходить к проблеме русского языка, которым, по разным оценкам, владеет в разной степени больше 300 миллионов человек. Это само по себе уже является очень важным ресурсом. Поэтому, положительно относясь к референдумам о статусе русского языка, мы не можем их всемерно поддерживать, потому что это накопление очередных проигрышей. А нужны такие движения, которые ведут к выигрышам.

    И последнее. Можно говорить о любых форматах, но есть еще формат народной дипломатии — гуманитарный аспект в российской дипломатии на постсоветском пространстве. Об этом Владимир Путин написал в последней статье. Это является ответом на вопрос, что делать с той большой частью людей, которая не совпадает с элитами в позиционировании. Напомню, таких людей в Украине 30,5 процента. Конечно, используются разнообразные форматы и межпартийные связи — от обмена студентами до разного рода фестивалей. Но приходится признать, что никакой системы в этом нет. В мире известны две ведущие книжные ярмарки — Франкфуртская и Лондонская. Московская книжная ярмарка не заметна даже на постсоветском пространстве. Как повысить ее статус? Надо, полагаю, сделать так, как делается в спорте. Мы играем в хоккей с белорусскими командами и командами из Казахстана, и это очень правильно. Почему точно так же не сделать, например, книжную ярмарку в Алма-Ате, чтобы она стала главной ярмаркой постсоветского пространства? Можно подумать и об автосалоне в таком формате. То есть надо разрабатывать такие совместные мегапроекты, которые будут сшивать это пространство на гуманитарной основе.

    Итак, «пятая колонна» во взаимодействии с элитами. Извините за такой термин, подберите другие слова. Но понятно, о чем идет речь. Далее: системная работа с гуманитариями, включая экспертное сообщество и СМИ. Подбор партнеров, поддержка и переформатирование проектов «Back to USSR» в проекты «Вперед, в Евразийский союз XXI века». И, конечно, народная дипломатия.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.