Можно ли научить политике?

Иванова Светлана ВениаминовнаСветлана Иванова – мой добрый товарищ и коллега – курирует в ЦИК Партии организацию учебы партийных кадров. Будучи профессиональным педагогом  – в своей статье, посвященной проблемам подготовки политиков и партийных менеджеров, она ставит вопросы актуализированные конкретной практикой нашей Партии, рассматривая их в контексте отечественного и мирового опыта. Статья опубликована в «Вестнике» Российского философского общества. Фрагмент: «…Почему сегодня вопрос упирается только в поиск новых лиц, новых людей и новых идей? Совершенно ясно, что приходящих в любую новую структуру надо учить и учить. Объективно не бывает, что работающие здесь и сейчас – бездарные и плохие, а придут со стороны талантливые и хорошие. Как и неверна нередко звучащая (порой как догма и едва ли не единственно правильное решение – прим. АМИ) установка на приход во власть и в политику молодых. Креативность и талант не зависят от возраста – это закон психологии. Слишком настойчивое утверждение особых условий для продвижения молодежи уже вызывает недоумение при взгляде на руководство страны и регионов. Далеко не все там имеют возраст до 45 лет. Доказано, что открытия в научно-технической сфере делаются людьми до 50 лет, а далее идет осмысление сделанного и создание научных школ. Вот в гуманитарной сфере – после 50 лет, так как здесь требуется интуиция мудрости, опыт, знание множества путей для выбора одного правильного. Политика – дело однозначно гуманитарное, так что можно делать выводы… Однако, если бы речь шла об отборе в резерв и последующем целенаправленном обучении «резервистов», – с таким подходом можно согласиться. В этом случае, услышав «а», можно дождаться, когда прозвучит «б»… Сами массовые проекты и программы по отбору лучшего кадрового резерва должно вестись весьма обдуманно, чтобы не породить необоснованных ожиданий у включенных в список и обиды у невключенных, и не вызвать перехода тех и других в оппозицию…».

Текст статьи полностью:

ПОЛИТИКА И ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОБУЧЕНИЕ

Изначально постановка проблемы лежит не только и не столько в сфере обучения в политических партиях, в сфере собственно партийного образования, сколько в самой системе послевузовского повышения квалификации в нашей стране. По той причине, что системного обучения в организованном и постоянном виде не существует ни в одной российской партии, нам придется обращаться к партийному образованию в сопоставлении с системами обучения в крупных производственных структурах.

Правомочность такого подхода при всей специфике политических и общественных организаций очевидна. Главенствующая цель – подготовка профессиональных кадров – одна, а содержание может быть разным.

При огромном количестве учреждений и организаций, занимающихся повышением квалификации взрослых, при всем внимании к вопросам непрерывного образования («образования в течение жизни») качественных системных изменений пока не произошло. У нас в стране сохранились отраслевые системы повышения квалификации, однако при этом второй десяток лет они испытывают дефицит финансирования, и, в первую очередь, к сожалению, это касается повышения квалификации госслужащих. Притом, что требования к государственному чиновнику повышаются, а уровень его компетенции стал (да и был) «притчей во языцех».

Крупные компании и корпорации пошли по своему – вернее, западному – пути: они создают собственные обучающие структуры. Впрочем, также нередко они пользуются услугами различных образовательных организаций, отдельных тренеров и консультантов. На основании экспертных оценок можно сказать, что если они обращаются в разные и уважаемые образовательные структуры, то ситуация с повышением квалификации на порядок лучше, нежели когда какая-либо госкорпорация использует возможности только своего института повышения квалификации.

Корпоративные системы обучения сегодня популярны, но не придается ли им большее значение, чем они того заслуживают? Что это такое? Идея корпоративного обучения свежа даже для Европы и Америки, впервые эти формы появились в XX веке. О годах ученые спорят: от 20-30-х до 80-90х – как всегда причина спора кроется в угле зрения, в определении самого явления. За появление такого формата в нашей стране мы должны благодарить McDonald’s.

Обучение актуальному для конкретной коммерческой структуры содержанию, погруженность в каждодневную практическую деятельность (обучение «кейсами»), формирование необходимых персоналу данной организации навыков путем тренингов, командообразование и получение информации о деятельности всех подразделений каждым обучающимся сотрудником – в этом специфика корпоративных систем обучения и именно все это в комплексе является условием успешности такого подхода. Отдельно надо сказать о сетевой структуре корпоративного обучения. Сетевой подход присутствует только в случае производственной необходимости, успешность его применения зависит от ряда факторов: качества обучения на верхних уровнях, качества и наличия учебно-методических материалов, единой подготовки всех преподавателей и тренеров, возможностей учебного взаимодействия обучающихся верхних уровней с последующими уровнями.

В сочетании с обучением управленцев организации различным программам типа MBA (для «стратегического развития») такие формы приводят к очевидным результатам: эффективности каждого для кумулятивного эффекта результативности работы всей структуры. Здесь надо отметить, что одно только обучение топ-менеджеров по программам MBA, по данным многих крупных бизнес-структур, не приводит к очевидному улучшению результатов работы кампании.

Позволим себе привести данные исследования, проведенного Национальным центром качества образования персонала (США): 10-процентное увеличение затрат на повышение образовательного уровня сотрудников увеличивает их производительность на 8,6%. В то же время 10-процентное увеличение инвестиций в оборудование приводит к росту производительности лишь на 3,4%. По данным чикагского Института прибыли, наличие тренинговых программ непосредственно влияет на увеличение нормы прибыли компании.

В нашей стране такие исследования не проводились, по крайней мере, автору не удалось их обнаружить. На практике ситуация с обучением персонала такова: статьи расходов на обучение малы, обучение редко носит системный характер, проводится в случае производственной необходимости (поставок нового оборудования, проблем с клиентами и т.п.). Руководство промышленных компаний, общественных и политических организаций редко рассматривает обучение сквозь призму профессионалов от образования. Всем кажется, что об образовании все всё знают. Назовем два нередких случая: первый случай – нанимая дорогого тренера на два дня, в производственной структуре полагают, что эффект наступит уже завтра; второй случай – организовав системное обучение, руководство потом уже не видит вклада этого обучения в опосредованных и удаленных во времени успешных результатах работы.

Людям, профессионально занимающимся образованием, известно, что двухдневный семинар не может дать быстрых и «долгоиграющих» эффектов (хотя любое обучение полезно!), и что системное обучение напрямую отражается на качестве работы кадров и имеет свою серьезную долю в проценте прочного перспективного успеха.

Краткосрочные мероприятия весьма полезны, когда речь идет о повседневных задачах и деятельности коллектива. Важно и возможно путем коротких тренингов разрешить на определенный срок проблемы тайм-менеджмента, организации документооборота, внутреннего распорядка дня, делопроизводства, системы текущей отчетности, делового протокола, этикета и внутрикорпоративной этики.

Однако решить стратегические задачи, эффективно и рационально отвечать на вызовы времени, сделать свою организацию современной, инновационной, конкурентоспособной, не смогут плохо обученные люди, ни тем более те, которые только следуют своему опыту, руководящим указаниям и «пришлым» советчикам, называемым в бизнесе консультантами, а в политике – технологами.

Вот здесь и наступает ясность по задачам: где нужны краткосрочные учебные мероприятия, а где системное постоянное обучение? Вот в чем причина создания корпоративных университетов. Их создатели отмечают также, что корпоративная обучающая структура не только обучает, при правильной постановке дела она влияет на создание единой корпоративной идеологии, формирование имиджа компании и ее сотрудников, развивает креативные подходы, создает условия для развития стратегических идей и их аккумулирует.

Система повышения квалификации существует в нашей стране несколько десятилетий. Ее основанием послужили рабочие университеты, созданные по идее и под руководством А.А.Богданова. Формирование этих структур по отраслевому принципу при инструктивном и методическом руководстве государственными органами управления в сфере образования привели к позитивным результатам. В 90-е годы – годы всеобщего развала – эта система дала трещину, снизила качество, ощутив болезненно резкое недофинансирование, но продолжила свое существование в различных формах, в том числе и исторически сложившихся, сфере повышения квалификации.

Если обратиться к системе партийного образования, которая была выстроена КПСС, то она претерпела существенные изменения, частично стала заниматься подготовкой и переподготовкой государственных служащих, частично – высшим образованием, но полного исчезновения партийных учебных структур не произошло. Отвлекаясь от идеологической составляющей и обращаясь сугубо к организационно-технологической стороне, надо сказать, что эта система была весьма успешной.
Почему? Что определяло ее успешность, выраженную в массовости (широком охвате) при достаточно хорошем качестве обучения в соответствии с поставленными задачами?

  1. Точное формулирование целей и задач с учетом категорий слушателей.
  2. Формирование мотивации слушателей, связанной, во-первых, с эксклюзивностью предлагаемого учебного материала (всегда немножко сверх того, что пишут учебники и газеты), во-вторых, со значимой ролью документа о партийном образовании при продвижении по карьерной лестнице.
  3. Тщательный подбор преподавателей по принципу «лучшие из лучших», сравнительно высокая оплата их труда, престижность места преподавания в плане различных социальных благ и карьерного продвижения по политической или профессиональной линии.
  4. Многоуровневая или, как теперь модно говорить, «каскадная» система обучения, выраженная в последовательном, постепенно расширяющемся контингенте слушателей.
  5. Жесткое определение содержания и глубокая методическая подготовка обучения.
  6. Контроль за системой обучения со стороны руководящих и контролирующих органов КПСС.

Конечно, никакие условия не делают систему однозначно результативной и те же факторы, что определяют хороший результат, нередко работают на плохой. У медали всегда две стороны, и все достоинства в качестве своего продолжения имеют недостатки.

При той массовости, которая ставилась одной из целей, были пропуски, нежелание граждан посещать партучебу, и, следовательно, приписки в посещаемости. Резонно утверждать, что не все города и веси могли быть обеспечены лучшими преподавательскими кадрами, и, кроме того, не всем лучшим доверяли работать в этой системе. С другой стороны, где-то не было вузовских и научных центров, при этом преподавание основ марксизма-ленинизма хотя бы на уровне школы, а не партийного университета было везде.

Однозначно можно утверждать, что система политического, идеологического обучения постоянно функционировала, в немалой степени влияла на состояние умов и мнения широкой части общества, и главное – формировала грамотные в политическом, идейном, административно-организационном планах партийные кадры. Эта система была обязательной и важной ступенькой при кадровом продвижении партийного функционера, у которого не был в годы Советской власти большого различия между экономической, хозяйственной, политической и общественной видами деятельности. Как многие из нас хорошо помнят, секретарь райкома был един во многих лицах. Хорошо это или плохо, но было так, что жаловаться на коммунальщиков граждане шли и в райисполком, и в райком КПСС.

Возникает вопрос: к чему этот, хотя и весьма краткий исторический экскурс в недавнее прошлое? Ответ: к тому, что сегодня у части чиновников и партийных работников из разных партий наблюдается некая «фобия» – страх тех времен, они не рискуют изучить недавний опыт, как будто боятся найти в нем позитив, а пуще того – боятся обвинений оппонентов в использовании этого опыта. Но надо принять во внимание, что это опыт великой державы, и партии, умевшей добиваться нужных результатов. Вопрос «как? Какими ресурсами?» – это другая тема, но и ее рассмотреть важно во всевозможных контекстах.

Увы – в постмодернистском мире, мире эклектики и безграничного числа повторений в разных вариациях, в информационном потопе – не может случиться чего-то совсем небывалого. Практически все уже было в общественной жизни.

Позволим здесь себе маленькую ремарку довольно банального содержания. Новое в социальном мире обычно открывает несведущий. Изумленный своими личными открытиями, несведущий в общественных законах полагает их открытиями для всех, считает возможным громко сообщить о них обществу, он ведь не знает реальных границ развития. Знающий исследует, предлагает, но далеко не всякий способен и/или хочет громко заявлять о себе. Объективно же: крик слышно лучше, и того, кто совершает много действий, виднее. Эффективнее ли они, если находятся у власти? – Далеко не всегда, ведь желать быть у власти и уметь ею распорядиться – разные вещи. Психологам известно, что много говорящие люди не умнее тех, которые больше молчат, но в практике политической жизни есть закономерность: не молчащие приходят в политику и во власть. Причины понятны. Важно обучать не всегда сведущих, но политически активных и смелых. И эта цель благородна – обучение в разы повысит их полезность для государства и общества! Сегодня это целая рать региональных и федеральных политических деятелей, приходящих в политику впервые из различных, далеких от государственного управления и политики сфер.

Понимание роли обучения присутствовало всегда. Если не убеждает недавний опыт Отечества, то вспомним времена великого Аристотеля, который в своих Ликеях учил далеко не простых граждан и не в целях самообразования. Можно посмотреть и глубже в века, в христианскую историю… Иисус учил всех? Нет, учил Он сподвижников, учеников, которых Он ставил выше народа и видел их в качестве духовных поводырей, а простых граждан Он лечил, кормил и оказывал иное вспомоществование путем сотворения чуда. В Библии, в любом из четырех Евангелий эта мысль понятна.

Отчего же так долго мы подходим к главной теме нашего разговора – политическое образование? Только по одной причине: в силу специфики момента – периода становления, молодости всех наших политических организаций – не происходит в настоящий момент этого обучения на нужном уровне ни в одной партии России. Речь, конечно же, идет не о высшем политологическом образовании – это отдельная тема, мы говорим именно о политическом, идеологическом и технологическом обучении партийных руководителей, работников партийных структур, членов Партии.

Развитие, особенно в гуманитарной сфере, коей является политическая жизнь, всегда требует рефлексивных процессов. На чем они должны строиться? На знании, эффективнее всего – в процессе его получения. Это первая необходимость обучения.

Политическая организация всегда решает идеологические задачи, в первую очередь, формирует свою идеологию, несет идеологические функции. Следовательно, без изучения идеологических вопросов, обучения решению идеологических задач партийных работников и – шире – членов Партии нет партии как самостоятельной политической силы. Исторический мировой политический опыт говорит, что если партии – марионетки, а не политические силы, это создает реальные предпосылки для не только спрогнозированных свыше, но и непредсказуемых политических манипуляций. Если говорить о КПСС, то ее развал случился из-за превращения идеологии в слишком жесткую конструкцию, подавлявшую общественную жизнь, что не может длиться вечно. Однако любая партия развалится, если не будет иметь, формировать в себе своего идеологического стержня, предлагать обществу (но не задавать в качестве единственной данности, как КПСС) свою идеологию, приучаться видеть в ней свою силу. В этом вторая необходимость обучения.

Полагаем, что условия политической борьбы не менее жестки, чем в бизнесе, особенно в силу узости властной площадки относительно количества желающих на ней постоять. Не всегда в политику приходят яркие политики с Божьим даром ораторов и мыслителей. Переход на выборы по партийным спискам, имея свои плюсы, именно эту ситуацию ухудшил, человеку лично уже не надо быть кем-то, уметь убедить проголосовать за себя, как это делали одномандатники. В партиях есть свои политические «тяжеловесы», «паровозы», которые «вытягивают» весь список. Поэтому сразу и возникает задача – срочно учить новоявленных политиков, но нет, этого не происходит. Любая мало-мальски серьезная коммерческая структура учит своих сотрудников, индивидуальный предприниматель с рынка уже ищет для себя курсы и бизнес–тренинги в Интернете, в любой же из наших российских партий пока еще нет системного обучения премудростям политической работы и политической борьбы. Это третья необходимость обучения.

Сфера образования во всем мире – одна из хорошо изученных и как часть социума, и как отрасль научного знания. Результаты достаточно предсказуемы и определяются применением определенных подходов, технологий, методов, форм и приемов. Самые эффективные и рациональные пути возникают при создании образовательной организации или учреждения с четкой структурой и своей зоной ответственности. В таком случае не находится места поискам псевдоновых технологий и приемов в виде разовых массовых околообразовательных акций или тоталитарных образовательных идей в виде «методологии» от политологии. И также не возникает подмены собственно политического обучения партийных кадров политологическим образованием, приобретаемым в рамках вузовских программ. Эта цель прекрасна для каждого политика, но нереальна для осуществления в условиях массовых партий и, следовательно, большого числа кадровых партийных работников.

Конечно, если надо обучить некую массу людей приемам «оранжевых революций», то это тоже обучение, но обучение толпы под конкретную задачу опытных, уже хорошо обученных «кукловодов» от политики. Опыт показывает, что такое обучение, особенно молодежи, не может стать основной и постоянной функцией политических структур. Без фундаментальных подходов, без реального гуманитарного политического знания, без идеологического развития личности фрагментарное технологическое обучение может оказаться опасным, может сформировать достаточно значительные массы людей, стремящихся в политику, во власть «без царя в голове», но с навыками революционера. Куда этот путь ведет, рассказывать не будем, опыт некоторых наших соседей у нас перед глазами, и учебники истории уже об этом поведали.

Конечно, пока еще в политическом пространстве России субъекты управленческой деятельности представлены лишь на микроуровне (это правда – даже для федеральных руководящих органов партий), а стратегическое политическое планирование и руководство осуществляется наверху. Такой порядок, как ни парадоксально, способствовал развитию демократических институтов, многопартийной системе, однако очевидно, что это уже не может продолжаться, продление этого положения вещей грозит стагнацией гражданского общества, разрушением пока еще очень некрепких его конструкций. Мы уже сейчас приблизились к тем новым обстоятельствам, когда политическая ситуация меняется, об этом настолько часто – при каждом удобном случае – стал говорить В.Ю. Сурков, что конкретную цитату и не обязательно приводить. На сами партии распространяется ответственность перед «потребителем», то бишь – избирателем и за общую стратегию, и за порядок проведения политических и иных нововведений в стране, и за текущую деятельность властей, то есть конкурентоспособность той или иной партии на политическом рынке будет зависеть от нее самой. Иными словами, на политическом партийном макроуровне должны быть эффективные субъекты управленческой деятельности, реальные лидеры, а не «трансляторы» указаний свыше. Это правильная позиция, но для того, чтобы стать реальной ситуацией в стране, надо отпустить партии на свободу. Однако похоже, что в верхних эшелонах власти нет уверенности в готовности любой парламентской партии к свободному плаванию и проверке политическими штормами. Но почему же тогда сегодня нет систематического обучения?

Если отойти от размышлений о завтрашнем дне политического образования и обратиться к практике ближайших лет, то можно сказать, что опыт партийной учебы в различных партиях был предпринят, исключая, пожалуй, 2007 – и первую половину 2008гг., когда объективно в период предвыборной борьбы обучение носит инструктивный характер под целевую задачу «полевой» политической работы.

Обучение велось разными способами, как непосредственно организовывалось исполнительными органами партии, так и привлеченными образовательными структурами. Опыт показал, что системный подход и хорошие результаты в смысле качества и эффективности были обеспечены при организации обучения самой партией. Примером тому может служить система партийного обучения, организованная в 2005-2006гг. политической партией «Единая Россия». Именно этот пример мы вкратце рассмотрим.

Все обучение состояло их двух направлений: первое – политическая учеба для политиков (ньюсмейкеров) и партийных кадров, занимающихся вопросами идеологии и пропаганды; второе – тематические семинары по конкретным разделам работы (работа общественных приемных, работа со сторонниками, деловой этикет и делопроизводство, работа партийных контрольно-ревизионных органов и т.п.).

Политическая учеба ВПП «Единая Россия» как основная часть партийного обучения, организованная Центральным исполнительным комитетом Партии, носила системный, многоуровневый характер. Были выделены уровни обучения, начиная с федерального, продуманы механизмы ступенчатого обучения – до местного уровня. В качестве основной была определена цель подготовки идеологических кадров (ньюсмейкеров, идеологического актива, пропагандистов, агитаторов), способных эффективно обеспечивать достижение программных целей и задач Партии, формировать технологичный механизм взаимодействия с гражданским обществом, позитивно влиять на политическую ситуацию. В итоге на предложенном содержании и технологиях было обучено весьма значительное число политиков и партийных работников, проведено тестирование слушателей и, по мнению региональных участников федеральной учебы, обучение оказало влияние на успешное решение политических задач в ходе выборных компаний 2007, 2008гг.

Почему сегодня вопрос упирается только в поиск новых лиц, новых людей и новых идей? О новых идеях сказано выше, что же касается новых людей… Совершенно ясно, что приходящих в любую новую структуру надо учить и учить. Объективно не бывает, что работающие здесь и сейчас – бездарные и плохие, а придут со стороны талантливые и хорошие. Как и неверна нередко звучащая установка на приход во власть и в политику молодых, креативность и талант не зависят от возраста – это закон психологии. Слишком настойчивое утверждение особых условий для продвижения молодежи уже вызывает недоумение при взгляде на руководство страны и регионов, далеко не все там имеют возраст до 45 лет. Исследованиями доказано, что открытия в научно-технической сфере делаются людьми до 50 лет, а далее идет осмысление сделанного и создание научных школ, а вот в гуманитарной сфере – после 50 лет, так как здесь требуется интуиция мудрости, опыт, знание множества путей для выбора одного правильного. Политика – дело однозначно гуманитарное, так что можно делать выводы…

Однако, если бы речь шла об отборе в резерв и последующем целенаправленном обучении «резервистов», – с этим подходом можно согласиться. В этом случае, услышав «а», можно дождаться, когда прозвучит «б»…. Сами массовые проекты и программы по отбору лучшего кадрового резерва должно вестись весьма обдуманно, чтобы не породить необоснованных ожиданий у включенных в список и обиды у невключенных, и не вызвать перехода тех и других в оппозицию.

Опять та же тема в связи с новыми лицами… Для того, чтобы стать субъектом политической воли или действующим объектом, нужно быть подготовленным. Нужно быть подготовленным к восприятию своей деятельности, в данном случае – деятельности политической как к личной ценности, как к реализации самого себя посредством исполнения значимой социальной роли. Однако ценностно-ориентированное отношение к своей деятельности далеко не всегда задано, оно формируется в процессе познания. Такое формирование даже более важно не для политиков, ньюсмейкеров (оно у них обычно сформировано социальными условиями и природными задатками), а партийных кадровых работников. Раскрыть смыслы, показать ценность тех или иных действий для личности, обсудить перспективы развития и политической организации и самой личности – это редко получается сделать в рабочем режиме, при выдаче заданий и обсуждении конкретных вопросов текущей деятельности.

Для работы в политической структуре нужна высокая мотивация у каждого исполнителя, нужно не жалеть времени и иных ресурсов на разъяснение смысла целей и задач партии, формирование личностных целей в своей работе. Высокая эмоциональная окраска деятельности всегда приносит ощутимые плоды, формирует эффективную команду, нацеленную на успех. Равнодушие и непонимание общих задач, незнание всего пространства деятельности, неразличение оппонентов и друзей на политическом поле влечет отсутствие мотивации к победе, отсутствие единого командного духа, что губительно для любой политической структуры. Это постоянная работы в специально созданной учебной обстановке, и это первая причина для создания постоянно действующей учебной структуры партии.

Углубляясь в существо вопроса, надо сказать и о специфике работы в политических организациях. Быть партийным функционером в нашей стране не учат нигде, хотя во многих партиях европейских государств успешно функционируют крупные партийные школы, весьма схожие с учебными структурами КПСС. Вне обучения даже у способных менеджеров, пришедших работать в партию из бизнеса, с госслужбы и т.д., много времени уходит на освоение этой специфики в ходе практической деятельности. В этот период сотрудник не уверен в себе и значительно менее эффективен, чем мог бы. Обучение на начальном этапе могло бы резко изменить ситуацию в двустороннем плане: партия имеет технологичного эффективного сотрудника, человек имеет перспективу личностного развития, а не озирается по сторонам с мыслью, как бы не оступиться. В связи с постоянным обновлением кадров это – вторая причина для создания системы постоянного обучения.

Как известно, кадровая работа имеет две части: поиск и обучение. Сегодня, как мы уже отметили выше, заметен перегиб: идет поиск новых лиц, но никто не говорит об их обучении под поставленные задачи. Деятельностные задачи не под силу недостаточно подготовленному человеку! Люди с высшим образованием, зарекомендовавшие себя как способные менеджеры в иных, неполитических организациях не являются достаточно подготовленными, с ними требуется систематическая обучающая работа. Конечно, можно говорить о коучинге руководителя относительно таких людей или о наставничестве, однако одно явление еще у нас не появилось и этому также надо учить, а другое умерло вместе с Советской властью. И таким образом, вот третья причина появления партийных школ и университетов.

Если подходить к образованию с социально-психологических и философских позиций, то, по нашему убеждению, главный смысл и первичная задача современного образования связаны с приобретением человеком в качестве основных следующих компетенций:

  • навыков взаимодействия с различными мирами, в которых он живет (миром природы, техники, миром людей, своим внутренним миром);
  • умений ситуативно использовать добытые знания для принятия верных решений.

Это соображение как нельзя лучше ложиться на цели и задачи политического непрерывного системного образования как политиков, так и специалистов в сфере партийной работы.

Обратимся вновь к системному характеру политического послевузовского образования, чтобы еще раз подчеркнуть его значение в условиях быстро изменяющихся политических реалий, бессчетного умножения технологий в информационном мире. Факт обучения свидетельствует о наличии некоей образовательной среды, то есть любой образовательный процесс происходит в образовательной среде, характеристики которой не просто влияют, но определяют его качество и успешность. Одновременно очень важными оказываются и характеристики всей социально-политической, общественной среды, которую мы здесь назовем мега-средой и которая весьма активно и непосредственно влияет на среду образовательную.

Для позитивного, а не разрушительного влияния мега-среды на процесс обучения в политических структурах важна его комфортность для данной системы обучения, принятие результатов обучения, в первую очередь, это означает успешность обученных как активных «игроков» и их высокая адаптация в этой мега-среде.

Опять же преломляя ситуацию к нашей реме, мы можем утверждать: как образование в целом является частью социума как мега-системы, так и обучение политиков и партийных кадров должно быть полноправной и обязательной частью социально-политической мега-среды.

Эффективность партийно-политического обучения при таком объективно существующем взаимодействии определяется следующими факторами:

  • наличием идеологических основ, господствующих в социально-политической мега-среде, и их отражением в образовательной среде;
  • степенью зависимости образовательной среды от официальных установок партийно-административных инстанций и соответствие этих установок реальному состоянию социально-политической мега-среды;
  • уровнем мотивации субъектов образовательной среды, формируемой мега-средой и установками;
  • уровнем способностей обучающегося как отдельного члена мега-среды и готовностью к обучению в предложенной образовательной среде;
  • степенью профессиональной пригодности представителей обучающей стороны и их соответствием мега-среде;
  • наличием в образовательной среде асоциальных замкнутых групп или сообществ;
  • наличием традиций, господствующих в данной образовательной среде, и их адекватность традициям мега-среды;
  • степенью открытости информации, необходимой для образовательной среды, относительно мега-среды;
  • наличием соответствующей времени, то есть современному состоянию мега-среды, научно-педагогической литературы, учебно-методических материалов и программ для обеспечения образовательной среды;
  • степенью спроса со стороны социально-политической мега-среды на людей, получивших образование в данной образовательной среде.

В новых политических условиях развития российского общества все большее внимание следует уделять формированию гражданской ответственности, самосознания, культуры, толерантности, способности к успешной социализации и адаптации к современной мега-среде.

На наш взгляд, только таким образом может быть сформирована устойчивая модель социально-политического взаимодействия, которая может быть идентифицирована по различным признакам, может подлежать планируемым изменениям с предсказуемыми (ожидаемыми) результатами, которые при всей их новизне сохраняют системные качества модели. Как можно видеть, это определение выглядит достаточно самостоятельной характеристикой социально-политического процесса, одной из несущих конструкций которого является система обучения.

Иными словами данную мысль можно пояснить на более широком примере.

Как известно, на макроуровне – образование является обязательным сегментом социума, который испытывает воздействие фундаментальных факторов социально-политического характера (экономика, политическая система, наука, бизнес, культурные традиции общества, даже международные связи и т.д.) и, в свою очередь, влияет на них через государственную политику в области образования и через собственные механизмы и факторы. В этом смысле можно зафиксировать прямые и обратные связи между образованием как институциональной конструкцией и социальной средой, в которую погружена система образования, частью которой она является. Взаимосвязи между ними чрезвычайно сложны и, как правило, растянуты во времени. Изменяющаяся социальная среда всегда требует адекватных изменений в системе образования, в первую очередь, в сфере целеполагания. В то же время в ней должны быть заложены механизмы достижения поставленных целей, основания для гибких изменений в условиях быстро меняющейся социальной среды.

В плане политического, партийного образования, на этом специфическом микроуровне происходят те же процессы, окрашенные своеобразием целей и задач, особыми методами их решения. Образование здесь, кроме того, что ощущает влияние политико-экономической жизни страны, еще и зависит от периода и этапа политического развития, расклада политических сил, а также от прямого воздействия – в силу специфичности формирования политический партий в современной России – государственно-административной власти. Логика развития образовательных систем в мире и в нашей стране, изложенная вкратце выше, говорит о том, что связи могут быть любыми по своей сложности и разнообразию, однако они должны оставаться взаимосвязями. Фактором становления и развития политического образования, определения его содержания и форм должно быть влияние социально-политической мега-среды. Это третья – фундаментальная, а не прикладная – причина создания самостоятельных образовательных структур в партиях.

По этой причине при организации политического образования, при всем подавляющем влиянии мега-среды надо признать приоритетность научного подхода к содержанию обучения, то есть именно научный анализ, экспертные оценки научного сообщества и научное видение политических процессов, научное обоснование технологий и методик политической работы могут повысить эффективность обучения. Не умаляя важности обмена опытом, не подвергая сомнению полезность инструктивных совещаний, подчеркнем, что только научное обоснование деятельности, понимание первопричин и предварительная оценка будущих результатов с помощью научного инструментария, понимание законов общественного развития качественно изменяют уровень представлений обучающихся и в итоге – результативность их работы в последующем.

Политическое образование, ориентированное на решение главных задач политической организации, а именно – победы на выборах любого уровня, на уверенный приход к власти и устойчивые позиции на протяжении нескольких лет, – должно быть одной из важнейших составных частей партийного строительства, одной из основных задач исполнительных органов политической структуры.

Современный, технологичный подход к целевому, практико-ориентированному обучению требует применения в особом комплексе целого ряда образовательных подходов и технологий. Сам по себе процесс выработки и применения под конкретные задачи уже существующих подходов нескончаем, поэтому это еще один аргумент в пользу создания постоянно действующей образовательной организации. Не случайно все транснациональные и национальные корпорации, политические партии в зарубежных странах обычно имеют такие образовательные структуры, обеспечивающие новые творческие стратегии непрерывного обучения. Порой эти стратегии, например, разработанные ЮНЕСКО, носят наднациональный характер.

При современном уровне межкультурных коммуникаций люди, работающие в различных отраслях промышленности, в сфере науки и производства, культуры и искусства, политики и образования, во всех областях общественной жизни, стремятся к обогащению универсальными знаниями, освоению знаний в сфере управления, организационных процессов, масс-медийных технологий, психологии общения и т.п. Кроме того – современные люди, понимая стремительное развитие всех процессов в информационном веке, ориентированы на постоянное обучение. В образовательной стратегии XXI века в качестве основного не стоит вопрос «Учиться или не учиться?». Пожалуй, в качестве основного вопроса можно рассматривать проблему организации эффективной системы непрерывного образования.

Роль образования, по мнению ряда исследователей, имеет такие взаимодействующие функции, как элитарная (подготовка элит) и эгалитарная (предоставление равных возможностей), поддержание социальной стабильности (поддержание статус-кво) и обеспечение социальной мобильности (изменение статуса граждан). Эти функции позволяют образованию, с одной стороны, «повышать уровень повседневного сознания», по выражению одной из исследователей образования Федотовой, а, с другой стороны, научному знанию не терять связи с повседневностью. Эта роль образования обязательно должна учитываться при построении моделей постоянного политического обучения.

С.В.ИВАНОВА, д.ф.н.

4 комментария


  1. !!!!!!!!!!
    Остаётся добавить личное пожелание.
    Андрей Михайлович, хотелось бы побывать на мероприятиях по партийной учёбе (федеральный уровень).

    Ответить

  2. Реальная политика – это удел избранных. Стать лидером нельзя даже прослушав все лекции всех профессоров планеты. Учеба породит только новую армию политических симулякров. Которые уже так запарили…

    Ответить

  3. Андрей Михайлович, и я тоже хотел бы попасть на учебу.

    Комментировать автора тяжело по двум причинам.
    Первая – смешаны две разные темы:
    а) поиск и подготовка кадров,
    б) партийная учеба кадров.
    Вторая – так и не понятно – какие кадры нужны?

    Вспоминается КПСС, но не вспоминается комсомол, пионерия и октябрята – это была система и структура подготовки кадров.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *